На острове все схвачено

Обитаемый островНа экраны вышел фильм «Обитаемый остров. Схватка» Фёдора Бондарчука по роману братьев Стругацких.

Фильм заканчивается высказыванием из романа «Вся королевская рать» Роберта Пенна Уоррена: «Ты должен делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать…»

Зла на планете Саракш действительно полно. Войны, подавление инакомыслия, промывание мозгов… Клан банкиров и промышленников (Неизвестные Отцы) умело поддерживает свою власть, несмотря на внутренние противоречия. И получается это до тех пор, пока на Саракш случайно не заносит прогрессивного землянина Максима Каммерера (Василий Степанов). Здесь важно, что появляется он на Саракше случайно. Позднее окажется, что галактическая безопасность за пять лет до этого заслала на несчастную планету своего человека, который готовил спасение (переворот) по всем правилам – «тщательно, бережно, с учетом всех последствий…»

То есть, спасение, оказывается, готовилось параллельно. Мессий явилось целых два. Независимо друг от друга. А это уже перебор, скандал, революция… Что лучше – немедленно и бесцеремонно вырвать зуб или осторожно лечить его?

Обсуждать художественные достоинства фильма сложно. Их немного. Прежде всего, сделать такой фильм - это огромный труд. Он измеряется сотнями килограммов грима, десятками миллионов долларов, физическими усилиями, утраченными навсегда нервными клетками… Но наш кинематограф постепенно приучил зрителей к тому, что успех связан с долларами и килограммами. Озарений никаких не требуется. Они противопоказаны. Зритель, в основном, молод и давно обработан нашими земными башнями-излучателями. Высокие идеи зрителям не слишком интересны. Подсунуть их можно только с помощью американских трюкачей и компьютерных эффектов. Важное значение имеют и узнаваемые лица актеров – Гоша Куценко, Сергей Гармаш, Алексей Серебряков, Андрей Мерзликин, Фёдор Бондарчук… Этого достаточно, чтобы сделать заранее популярный фильм.

В сущности, Бондарчук следует тому самому принципу и творит из зла добро. Глубокие идеи Стругацких в сочетании с десятками миллионов долларов дают более-менее положительный эффект и заставляют задумываться о серьезных вещах тех, кто, возможно, не делал этого никогда. Как итог: Бондарчук сделал фильм, который, в отличие от «9 роты», не стыдно смотреть. И это уже неплохо.

Кому-то из критиков показалось, что фильм, в конце концов, оправдывает авторитарную систему. Система эта плоха, но, будто бы, резкие перемены приведут к катастрофе. И, в таком случае, не надо делать резких движений. Применительно к современности, это бы звучало так: в тандемократии и засилии единороссов нет ничего хорошего, но любые перемены в настоящий момент – смертельны. Поэтому надо смириться.

Так, кстати, думают бессильные мутанты, на которых первоначально попытался опереться Максим. Они боятся нарушить хрупкое равновесие и деградируют. Они слишком мягкие, чтобы иметь будущее. Когда-нибудь они окончательно мутируют и превратятся в добрые овощи. Или фрукты. После чего ими украсят обеденный стол и с аппетитом скушают. Возможно, стол для этого накроют в изысканном ресторане. Если это считать оправданием покорности, то пускай это будет так. Но, как мне кажется, никакой пропаганды и навязывания положительного образа мутанта в фильме нет.

Кто-то вообще считает, что в «Обитаемом острове» имеется апологетика КГБ-ФСБ. Боец невидимого фронта Странник (он же – Рудольф, он же – Обитаемый островАлексей Серебряков) – скромный труженик галактической безопасности, временами говорящий по-немецки, и он подрывает кровавый режим изнутри, «…никакой это не дьявол, никакой не  Странник, никакое  не  чудовище, - очень немолодой, очень добрый и очень уязвимый     человек,     угнетенный     сознанием     огромной ответственности,    измученный   своей   омерзительной   маской холодного  убийцы,  ужасно  огорченный  очередной  помехой,   и особенно  расстроенный  тем,  что  на этот раз помехой оказался свой же - землянин...» Не Путин, но все же….

Подрывать он, может быть, и подрывает, но главный положительный герой Максим дерется с ним изо всех сил. И даже после того, как карты открылись, принципиально ничего не меняется.

Романтически настроенный Максим думает, что раз Центр разрушен, то люди сразу поймут, что их угнетают и поднимутся.

Более рациональный Странник пытается его отрезвить: «Куда они поднимутся? Творцы  живут  и  здравствуют,  легион  цел и невредим, армия отмобилизована, в стране  военное  положение...»

Что же делать в таком обществе приличному человеку? Боец безопасности Странник дает такой ответ: «Ваше дело было - сидеть в уголке и ждать, пока я вас не поймаю...» Что ж, именно так и поступает большинство наших соотечественников. И в конце 60-х годов, когда писался роман, и сейчас, когда делался фильм. Есть умные люди, они все сделают наилучшим образом, провернут многоходовую операцию… А непосвященному человеку лучше обо этом не задумываться и не высовываться. До тех пор, пока не придут и не поймают.

И что же отвечает на это новоявленный революционер?

«Не знаю, - сказал Максим. - Я буду делать то, что мне
прикажут  знающие  люди. Если понадобится, я займусь инфляцией.
Если придется, буду топить субмарины... Но свою главную  задачу
я  знаю  твердо:  пока я жив, здесь никому не удастся построить
еще один Центр.»
Даже с самыми лучшими намерениями...

У Бондарчука это звучит более лаконично, но основная мысль все же не ускользает. Даже когда Максим узнал, кто такой на самом деле этот Странник, убеждений он не поменял.

Обитаемый островВ этой смертельной схватке он научился НЕ улыбаться, он научился быть жестоким. Но Максим никогда не станет жестоким настолько, чтобы соорудить еще одну башню, хотя бы и во имя Абсолютного Добра.

И вдруг оказывается, что не все так уж и плохо. Странник пугал тем, что кроме взорванного Центра есть еще и передвижные башни. О них легкомысленный Максим не подумал. Но в тексте Стругацких обнаруживается, что проблема передвижных излучателей решается элементарно. Оставшиеся не взорванными передвижные башни-излучатели нуждаются в подзарядке и вскоре «сдохнут сами», потому что зарядить их можно только в департаменте у Странника.

И с враждебными субмаринами  тоже можно расправиться. Раньше Странник рассчитывал на депрессивное излучение, но теперь, когда использовать его невозможно, придется подводные лодки просто топить. Тоже неплохой способ. Во всяком случае, надежда на победу есть.

А кто же в результате быстрых перемен проиграл прежде всего? Умник (его сыграл Фёдор Бондарчук). Он перехитрил сам себя. Он думал, что на Саракше он самый умный. Возможно, Умник был прав. Но выяснилось, что ум для победы – не самое главное. Колдун, правда, чуть раньше изрек: «Пусть совесть не мешает мыслить ясно,  и  пусть  разум  научится  при необходимости  заглушать  совесть». У Максима совесть заглушить не получилось. А Умник с подобной задачей справился великолепно. И проиграл, погрузившись в свою любимую ванну навсегда, превратившись в героя пьесы «На дне ванной».

В любых  книге и фильме подобные уравнения решаются несколько проще, чем в жизни. В современной России на полную мощность работают кремлевские башни-излучатели (в связке с Останкинской башней). Страна развращается по-настоящему. Жизнь стоит немногим дороже билета в кино. Но кто способен все это остановить?

В «Обитаемом острове» на это отважился человек с безупречной репутацией Максим Каммерер. Для этого ему потребовалось прилететь с другой планеты. В России таких безупречных отважных инопланетян сейчас немного. Не считать же таковым Эдуарда Лимонова?

Вот и получается, что в кино соперничают герои Серебрякова и Степанова, а в жизни – Путин с Лимоновым. И если в фильме симпатии у меня вполне определенные, то в жизни выбирать пока не из кого. И Путин, и Лимонов – империалисты. Их слишком многое объединяет, и в первую очередь – советское мышление. «Массаракш, страшная это штука – черное излучение», - как сказано у Стругацких.

* О первой части фильма «Обитаемый остров» читайте в статье «Свинг несогласных». «Городская газета для жителей Пскова», № 1 2009 год.

 Иллюстрации:

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий