Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

На высоте

На Покровской башнеКогда восстановят Покровскую башню, то, скорее всего, наверху появится смотровая площадка. Но уже сейчас понятно, что вид, который откроется туристам, обрадует не всех.

Псков запятнан. В глаза лезут чужеродные сооружения. И первое из них – дом на площади Героев-десантников. Он и снизу-то выглядит глупо, но сверху очевидно, что это не просто дом, а Большое Недоразумение. Тем более что справа от него торчит еще одна коробка – здание ДСК. Подобных коробок, в том числе и внутри стены Окольного города, за последние пятьдесят лет в Пскове понаставлено достаточно, чтобы понять, где именно мы сейчас живем.


Если смотреть на древний город сверху, то лучше это делать - едва приоткрыв веки. Или сразу же настраиваться на подходящий объект. На храм Покрова и Рождества Богородицы или Спасо-Преображенский собор.Покровская башня

 

 

 

Город многократно заклеймен. Благородная древность соседствует с похабными сооружениями. Никакой цельности нет и уже никогда не будет. Бетонные коробки, кирпичные нагромождения, черепичные На Покровской башнекрыши, уродливые мосты… И в качестве исключения из правил – удивительные псковские храмы и башни. Однако и на них смотришь с опасением. Их реставрируют, но часто делают это кое-как. Получается пестро и неестественно. Хорошо, что кругом много деревьев, которые сглаживают углы и затыкают дыры.

 

 

Мы оказались наверху как раз в то время, когда начиналась гроза. Наблюдать грозу на Покровской башне – особая привилегия.



Я навел фотоаппарат на соседний мост им. 50-я Октября, и тут же раздался громкий металлический удар. Как раз в этот Дом на площади Героев-десантниковмомент на мосту столкнулись три автомобиля.




Псков сейчас выглядит так, как будто в нем столкнулись несколько эпох, и никто не хочет уступать. Как правило, побеждает сильнейший, то есть – самый богатый. 

 

 

Так что лучше смотреть на то, что происходит в самой Покровской башне и лишь краем глаза озирать окрестности. Покровская башня оживает. Наверное, это самое лучшее время. В таком виде, в каком она находится сейчас, ее мало кто увидит. Строительные леса, бревна, щепа, отмокающие топоры, устремленная вверх деревянная стойка… Все это – признаки жизни. Обнадеживающая картина. Рождение старой-новой жизни.К топору

Архитектор Владимир Никитин*, под руководством которого идет реставрация шатра, старается выглядеть оптимистично. Но его оптимизма хватает ненадолго.

 

«Наши памятники – это последний рубеж, - говорит он. - Если мы потеряем нашу культуру и историю, то вообще ничего не останется. Мы все уже потеряли, в том числе и государство. То, что сейчас есть – это не государство. Конституция не действует. Мы потеряли армию, сельское хозяйство, промышленность, образование… Последнее, что осталось – материальные свидетельства нашего прошлого».

На Покровской башнеТак что те бревна, которые на глазах превращаются в венцы, напоминают нам о корнях. Если долго нет кровли, то рушатся стены. Если рушатся стены, то до корней мало кому есть дело.

 * Владимир Никитин, главный архитектор проектов Псковского филиала ФГУП института «Спецпроектреставрация».











ВЫСОКИЕ ОТНОШЕНИЯ
(«Псковская правда-Вече»)

архитектор Владимир Никитин и прораб Денис

Сейчас самое лучшее место в Пскове – на самом  верху Покровской башни. И не только потому, что оттуда открывается захватывающий вид.

Шатра еще нет, а ощущения безнадежности уже нет. Слова превратились в дела. Уложены первые венцы. На нижнем венце от руки выведено: «Первое бревно! Ура!!!» Но главный восклицательный знак имеет форму высокой деревянной стойки, стоящей на лесах в самом центре башни. Забравшись на нее, можно оказаться там, где после завершения работ должна появиться смотровая площадка. 









Поэма «Двенадцать»Первый венец

Двенадцать граней шатра Покровской башни, словно двенадцать делений на циферблате. Сейчас грани обозначаются двенадцатью туго натянутыми шнурами. Время на этих часах движется в разные стороны. Повернешься вправо – увидишь будущее, повернешься влево – прошлое.

О том и о другом мы говорили с архитектором-реставратором Владимиром Никитиным. Когда-то он закончил тот же самый архитектурный факультет ленинградской академии художеств, что и Всеволод Смирнов, реставрировавший Покровскую башню в 60-е годы. Учились они у одного преподавателя – народного архитектора СССР Игоря Ивановича Фомина. Только в разное время.








Всеволод Смирнов откопал Покровскую башню, засыпанную еще при На Покровской башнеПетре I. Отреставрировал каменную часть и сделал оригинальный рубленый шатер.



- Конструкция была очень надежная, - объясняет Владимир Никитин. - Надежно было все, кроме одного: тесового покрытия. Доски были осмолены, и все. Город не следил за памятником. Доски сгнили, треснули, разошлись, начали промокать. Сгнила часть венцов.
В 1995 году решили сделать реставрационный  ремонт. Поставили силовые леса – до самого верха сохранившегося шатра. Начали вести осмотр, сфотографировали, сделали заключение. Думали о том, как  заменить сгнившие части. И тут какие-то мальчики по этим лесам забрались и устроили костерок. Все это в 1995 году сгорело.

- Что надо делать, чтобы не повторить ошибок?

- В задании сказано: восстановить все как было. Наша задача – не На Покровской башнеупустить все хорошее, что было у Смирнова, но исправить то, что в те времена нельзя было сделать по-другому. В 60-е годы сделали этот шатер за один сезон. Начали в мае, а закончили в декабре. За это время сруб высохнуть не может. И плотники сразу положили и закрепили на гранях шатра тес, доски. И подвесили лестницу. Шатер начал садится. Когда он садился, то начал ломать жесткие конструкции. Это ускорило процесс протечек.




Свежее дыхание

В 2010 году шатер тоже сделают за один сезон (закончат к 13 ноября). На Покровской башнеЗа это время сруб тоже не высохнет, но усадка шатра на этот раз учитывается. Кроме того, между кровлей и тесом предусмотрена специальная прокладка. Она может  дышать, но пропускать воду не будет. Задача в том, чтобы нижний тес вообще не мок. Воздействию будет подвергаться только верхний тес, но его сохранность проще контролировать и, в случае необходимости, заменять.

- Владимир Евгеньевич, вы полностью исключаете опасность новодела? Не возникнет ощущения, что это сделано вчера?На Покровской башне

- Мы постараемся, чтобы этого не было. Обойдемся без досок, похожих на пластик. Мы будем делать широкую доску. Нельзя превращать подлинный памятник в макет. У нас в точно такой же макет превратили храм Богоявления с Запсковья. На памятниках должны быть видны следы времени, но их, почему-то, у нас стесняются. Прежде всего, надо сохранить подлинность. Самое ужасное, когда специалистам удобно делать неправильно.




С вершины Покровской башни хорошо видны архитектурные красоты и безобразия Пскова. Справа нависает стена новостройки на площади Героев-десантников. Перед Троицким собором маячит труба ТЭЦ.  За мостом им. 50-летия Октября торчит остов «севшего на мель» «Титаника», в смысле – развалины недостроенного Дома Пионеров. И все же красота более притягательна. Спасо-Преображенский собор, Церковь Покрова (и Рождества) Богородицы, стены самой большой в Европе крепости… А на самом верху, вооружившись топорами, трудятся мастера. Они из тех специалистов, которым удобно делать правильно.



Фото: Алексей Семёнов

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий