Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Золотой запас

Александр ГолышевНа прошлой неделе я попросил Александра Голышева, исполняющего обязанности председателя областного комитета по культуре, заняться предсказаниями.

- Вы можете предсказать судьбу Дома предводителя дворянства на Романовой горке? – поинтересовался я.

- Да, я могу предсказать, - уверенно ответил г-н Голышев, но тут же замялся. - Вернее так: когда он принадлежал нашей филармонии, то понятно, что мы его, рано или поздно, смогли бы восстановить. Сейчас он передан одной из промышленных корпораций, к которой у нас есть претензии. Согласно договору, они должны были еще год назад начать работы, но работы не были начаты.  Здание принадлежит Росимуществу, это не наше, мы не хозяева здесь…

На встречу с Александром Голышевым мы пришли окольным путем. Вначале, попав в правое крыло здания администрации Псковской области, оказались в Малом зале заседаний, увидели табличку на столе с надписью «Александр Голышев» и решили, что вскоре сюда подойдет и сам и.о. председателя комитета. Но за табличкой пристроилась какая-то неведомая женщина. Через минуту выяснилось, что г-н Голышев находится там, где ему и положено – в кабинете с табличкой «Зинаида Иванова».

Встреча с и.о. председателя комитета по культуре произвела на меня сильное впечатление. За 48 минут общения он ни разу не взглянул в глаза. Не уверен, что он вообще меня видел. Но это, конечно, не главное.  Проблема была в слышимости.

Когда речь заходила о разваливающихся исторических зданиях, Александр Голышев неожиданно оживлялся. Отвечая на вопрос о Доме предводителя дворянства, он сказал:

- В моем представлении, это все – золотой запас Пскова. Мне даже, грешно сказать, кажется, что чем дольше нет рачительного хозяина, тем, может быть, и лучше.

И это уже было концептуальное высказывание. Г-н Голышев его в разных интерпретациях повторил несколько раз. Чем дольше нет рачительного хозяина, тем лучше. В переводе на понятный язык это означает: быстрее развалится, и мучиться с научной реставрацией не надо.

Пришлось напомнить Александру Голышеву, что развалины развалинам рознь:

- Разрушается памятник федерального значения. Есть вещи, которые восстановить невозможно. Будет только новодел. Нельзя ли хотя бы законсервировать? «Псковэлектросвар» как арендатор мог сделать хотя бы элементарные вещи. Окна закрыть, туда же дети залезают. Они могут в развалинах погибнуть.

- Правильно, - согласился и.о. председателя комитета по культуре. – У «Псковэлектросвара» имеется еще одно здание… Это не наше оперативное управление, сложно на него воздействовать. Но в Росимущество мы уже написали. Я думаю, что мы вернемся к этому вопросу. Романиха всегда был наш золотой запас. Ничего, научимся… То, что неподъемно сегодня, будет совершенно подъемно завтра. И за счет новых технологий, и за счет инженерного устройства.

В общем, Александр Голышев гнул привычную ему линию: прославление новодела.


Тогда я напомнил ему, что у некоторых псковских архитекторов-реставраторов имеются претензии к восстановительным работам в Псковском кремле. В частности, речь идет о деревянных досках шириной в 16 сантиметров, которая выглядит как пластик.

Ответ был бурным. Глядя куда-то  в пол, Александр Голышев произнес:

- Я не знаю – откуда что в Пскове берется. Еще не успело ничего восстановиться, как появляются люди, которые говорят: «Нет, это все было не так». Я не знаю – где они учились, где получали образование, откуда смелость таких выводов… Но мы делаем по той документации, по которой все это создавалось… Самое главное, мы должны увидеть в памятниках оплот гражданского общества. А не так как сейчас. Когда начались работы – начинают кричать: «Ах, там доска не того калибра!». У инвесторов, подчас, просто опускаются руки. А они вправе рассчитывать на какую-то поддержку. Чаще всего бывает все наоборот. Памятникоохранитель начинает показывать себя - какой он рьяный поборник старины… Даже на наших сайтах начинают обсуждать – вначале вроде памятник, а заканчивают обсуждением политиков  … Ну смешно, возьмите любой сайт. По теме охраны памятников – не больше 10-15%. А все остальное – выяснение отношений. Разве с таким подходом можно говорить о памятникоохранительной культуре?

Я бы не стал утверждать, что у инвесторов опускаются руки. Наоборот, руки тянутся во все стороны. Если не застроить, то, хотя бы, для начала, прибрать к рукам. Это-то и называется «золотой запас». Получить памятник в аренду, довести его до кондиции, то есть до полного разрушения, а потом «отреставрировать» в соответствии со своими вкусами и финансовыми интересами.

Большую часть своей речи Александр Голышев посвятил программе, посвященной сохранению историко-культурного наследия Псковской области. Программа рассчитана на 5 лет. Предполагается, что на сохранение историко-культурного наследия потратят 900 миллионов рублей. Это деньги из федерального и областного бюджета. Туда же войдут и внебюджетные средства.

Особое внимание будет уделено работе с Всемирным банком. Этому должно помочь то, что в Пскове есть памятники, связанные с именем Петра I. Таким образом, Псков должен войти в проект «Путь Петра Великого».

Головокружительная цифра 900 миллионов рублей в рассказе Александра Голышева прозвучала дважды. Второй раз, когда речь зашла о реконструкции здания Псковского академического театра драмы имени А.С.Пушкина. И это были уже другие 900 миллионов рублей. Проектно-сметная документация на реконструкцию театра обойдется областному бюджету в 68 миллионов рублей (ее планируют сделать в первом квартале 2011 года). Общая сумма затрат составит около 900 миллионов, включая постановку звука, света и механику.

- Будем рассчитывать на федеральные средства, - заявил Александр Голышев.

Тендер еще не проведен, а сумма, которую потратят на проектно-сметную документацию, уже названа. И она настолько велика, что звучит неприлично. Отдать 68 миллионов за проектно-сметную документацию такого здания – это вам не «Всероссийская масленица» и «Псковитянка». Здесь масштаб серьезнее. Для реставрации уникальных фресок Мирожского монастыря в лучшее время выделяется по 4 миллиона в год.

Александр Голышев объяснил – откуда взялась цифра в 900 миллионов рублей. За основу берется 68 миллионов. Это 10% от всей суммы. Оставшиеся 90% - собственно реставрация. Но это еще не все. Необходимо набрать 130%, где 30% - это сумма на устройство звука, света и механику. В итоге сумма поднимается почти до миллиарда. Это безбожная цифра. На мой взгляд, в нынешних обстоятельствах всего лишь попытка ее произнести должна каким-то образом караться. Государственный чиновник должен понимать, что он говорит.

Думаю, что Александр Голышев - понимает. Он опытный человек. Именно опыт и привел его снова в кресло «главного по культуре». Но у него есть своя миссия. Есть друзья и враги. Всяческие «памятникоохранители» в числе друзей не числятся. В отличие от строителей. Поэтому Александр Голышев готов продолжать то, что начал еще в конце прошлого века.

По словам и.о. председателя комитета по культуре, намного быстрее и дешевле было бы построить новый театр. Но здание театра – памятник. Никакие пристройки к нему делать нельзя. Еще более осложняет реконструкцию то, что примерно в этом месте находился монетный двор и стена посадника Бориса.

 - Место сложное, есть обременение, - выразил сожаление Александр Голышев.

Но, как показывает опыт, обременение можно успешно обходить, а точнее – с успехом его использовать.

Народная примета сработала. Деньги идут к деньгам. Раньше рядом с нынешним театром располагался монетный двор, а теперь требуется вложение почти одного миллиарда рублей.

 - В 2011 году мы должны войти всей мощью в Кремль, - заявил Александр Голышев, имея в виду создание комплексного подхода. – К нашему стыду, комплексного подхода к Псковскому кремлю пока нет.

К Псковскому кремлю, может быть, и нет, а к городу – есть. И этот подход заключается в том, что надо строить там, где хочется. И то, что хочется. Для этого необходимо умело использовать пробелы и провалы в законодательстве. Нельзя забывать и о том, что памятники культурного наследия – не вечны. Они могут гореть, разрушаться… Это и есть их золотой запас.

- Раньше было много желания, а теперь появились механизмы реализации, - с удовлетворением отметил Александр Голышев напоследок.

 

Фото: Алексей Семёнов и Андрей Степанов (pravdapskov.ru)

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий