Пожар строгого режима

Путин на пожареБезусловно, российское телевидение – чемпион по разного рода приколам. Когда грустно и скучно, включишь «ящик» (желательно на какой-нибудь солидной общественно-политической программе) – и веселое настроение обеспечено. Смотришь и веселишься – за каких же дураков нас граждане начальники держат…

Печатная пресса не столь шутейна, но, тем не мене, почти в каждом номере главной газеты страны есть нечто юмористическое. Открываю, к примеру, «Российскую газету» № 173 (5252), и читаю статью «К зиме дома будут стоять». «Владимир Путин лично проследит за помощью погорельцам». Читаю:

 «Премьер требует от чиновников гибко подойти к нуждам каждого погорельца, а на стройплощадках установить видеокамеры. – Дам соответствующие указания нашим ведомствам,  - пообещал Путин. – На каждой значимой стройке установить камеры видеонаблюдения, которые будут работать круглосуточно. С этих камер изображение будет транслироваться в три адреса: в Белый дом (Бараку Обаме, что ли? – авт.), в Интернет и домой самому Владимиру Путину. Премьер, как и любой гражданин, сможет в любое время дня и ночи оценить в режиме реального времени, как идут строительные работы».

Итак, задумано новое реалити-шоу. Сегодня и ежедневно, в прямом эфире – строительство домов под контролем всей страны. Спешите видеть!

Только не подумайте, что я озлобленный тип, и готов ругать всё, что исходит от правительства. Наоборот, спасибо Владимиру Владимировичу, что не удрал в эти дни за границу, на какой-нибудь саммит или брифинг, а поехал в пострадавшую российскую провинцию – для наших высших начальников это большая редкость. Он явно хочет помочь погорельцам, хотя, по причине своей оторванности от народной жизни постоянно попадает впросак в бытовых вопросах. (Ну, это естественно: они там, в Кремле, давно построили для себя коммунизм – от каждого по способности, каждому по потребности…)

Судя по всему, В.В. Путин не осознает, как подобное реалити-шоу будет выглядеть в глазах рабочих, и объяснить ему это некому: кругом одни банкиры, министры и бывшие кагебешники – лица, с физическим трудом незнакомые. Плохо оно будет выглядеть…

Больше всего в советское время рабочих злили так называемые хронометражи. Встанет над душой у тебя хмырь конторского вида с часами, и записывает: сколько времени ты потратил на подготовку к работе, сколько – на наладку станка, сколько – на первую операцию, сколько на вторую и так далее. Целью данного мероприятия было всегда одно – изыскать резервы нерационально используемого рабочего времени и срезать нам расценки. (Иногда могли даже повысить – для какой-нибудь особо трудной операции, но тогда с прочих срезали ещё больше). Естественно, что рабочие при подобном надзирателе работали, как сонные мухи, и нормы не выполняли никогда. Медленно и печально мы закрепляли детали, медленно и печально обрабатывали их. Впрочем, это не помогало, так как в данном случае решение подгонялось под ответ – расценки резали всегда. Для реального повышения производительности труда данный метод не годился.

И вот теперь нечто подобное ВВП хочет проделать на глазах у всей страны. Одно утешает – промышленных рабочих и технической интеллигенции, которые понимают всю отсталость подобного метода, в России почти не осталось, а прочее население сильно деградировало во всех смыслах, в том числе и в трудовом. Они и не поймут, что подобный контроль – даже не шаг, а два шага назад

Сам же ВВП, взращенный в недрах КГБ, под его недремлющим оком (под постоянной слежкой, проще говоря) не видит в камерах на стройплощадках ничего особенного.

Разумеется, стройка – это повышенная возможность для воровства и приписок. И во многих западных странах видеокамеры там тоже устанавливают – чтоб стройматериалы налево не пускали, не более того. Бороться с долгостроями и приписками таким образом невозможно. Долгострой – это «заслуга» не столько рабочих, сколько строительных чиновников и кормящихся со стройки мафий: правоохранительных и уголовных. На Западе он тоже известен – к примеру, в Италии, на Сицилии. Бороться с ними методом видеонаблюдения бессмысленно – полиция и прокуратура любой компрометирующий видеоматериал изымут и уничтожат.

Кроме того, когда свидетелями заурядного строительного процесса приглашают стать всю страну, это показывает слабость власти. Да, Владимир Владимирович, Вашей власти. Не рассчитывая на то, что его приказ будет исполнен, премьер хочет взять всех нас в помощники-надзиратели. По иному, вероятно, он не в силах заставить работать своих чиновников.
 
В советское время, в одной российской области, жил да был Первый секретарь и чиновниками. Всё, как полагается – Первый вызвал проштрафившихся чиновников «на ковер», и устраивал им головомойку. Орал, грозил, топал ногами и брызгал слюнями. Чиновники делали вид, что боятся его, а сами над ним смеялись. Потому что понимали – сталинское время прошло, головы он им рубить не может, а на его вопли они плевать хотели. То есть любого из них он уволить может, а их всех – нет. Они его и сами могли скинуть – интриги, заговоры, доносы в Москву. Только им этого было не надо – пусть и грубым человеком был Первый, но дураком, и заставить их работать не мог. Скинешь такого, а вдруг пришлют умного – такого, что не орет и не оскорбляет, но при котором в рабочее время по магазинам не походишь? Уж лучше пусть «грозный» дурак остается.

Ну и что придумал этот самый Первый для истерзания чиновного сословия?

Городской сенокос, не больше не меньше! Каждое лето подведомственные ему чиновники выходили «на пленэр», в помощь жилкомхозу. Общими усилиями они скашивали траву по всему городу (а тогда асфальта было мало, и трава лезла повсеместно), сушили, скирдовали. Весь город в копнах стоял, в скирдах. Никого в учреждениях было не найти – все на сенокосе. По вечерам Первый лично объезжал город и контролировал ход работ – какое учреждение сколько сена накосило.

Что тут сказать? По иному он не мог ни заставить их работать, ни проконтролировать работу – что они там написали в своих бумажках? А тут, как никак, результат можно замерить, и он на виду всего города. Сами горожане относились к этому неоднозначно. Кто попроще, радовался – гоняйте их, товарищ Первый, так им и надо! А кто поумнее, тот понимал, что это – полная капитуляция перед обленившейся бюрократией. Совсем как сейчас…

Хороший руководитель не будет из заурядного дела – строительства жилья – делать показуху на всю страну. Он отдаст приказ, а потом, в назначенный срок, поинтересуется, как тот выполнен. Если у него действительно имеется команда (а не подельники-корпоранты – «питерские», «свердловские», «внешторговцы», и прочие), то этого будет вполне достаточно. Но, судя по всему, команды нет, и не предвидится.

В конце той газетной статьи был задан «Вопрос недели: А где бы вы ещё установили видеокамеры?»

Хотел я написать, что в самом Кремле и во всякого рода администрациях – от районной до областной, но передумал. Потому что уверен – камеры там давно уже стоят, и слежка за чиновниками ведется не хуже, чем за реальной оппозицией. (Вспомните нашумевшее «дело Скуратова»). По слухам, даже новые здания для администраций теперь сдаются с уже вмонтированными приборами слежки. Толку от этого – никакого. Дело не в видеокамерах, дело в людях, которые этими камерами управляют. С корпоративной чумой, поразившей Россию, смешно бороться только одними чекистскими методами. Хотя бы потому, что чекисты сами чиновники…

 
 
 
 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий