Плоская шкала

«Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный, здоровый человек. Желание петь возникает в нем рефлекторно. Эти песни его, в которых нет ни мелодии, ни слов, а есть только одно «та-ра-ра», выкрикиваемое им на разные лады, можно толковать так: «Как мне приятно жить… та-ра! та-ра!.. Мой кишечник упруг… ра-та-та-та-ра-ри… Правильно движутся во мне соки… ра-та-та-ду-та-та… Сокращайся, кишка, сокращайся… трам-ба-ба-бум!»»

Зависть, Юрий Олеша

О том, что России завидует весь мир, любили говорить и раньше. Задолго до того, как Владимир Путин публично высказался по поводу плоской шкалы подоходного налога. Только раньше говорили не о подоходном налоге, а вообще. Есть Мы, и есть мир. И этот мир нам завидует.

Мир завидует тому, что у нас есть нефть. Мир завидует тому, что у нас есть газ. Мир завидует нашей духовности и нашим необъятным просторам. Достоевскому и Чехову. Пеньке и мехам. Плющенко и Аршавину. Лесу и никелю. Грызлову и Миро... Стоп.

О лидерах «правящей» и «оппозиционной» партий знают за границей еще слишком мало. Но если бы знали, то, конечно же, обязательно завидовали.

Иногда кто-нибудь там, за бугром, от зависти даже лопается. Видимо, пытается быть на нас похожим, и не выдерживает гонки. Как будто не мы все время пытаемся догнать Америку, а она - нас.

Путин в своем так называемом отчете о проделанной работе был неподражаем. В том смысле, что если бы на его месте те же самые слова произносил кто-нибудь другой, то это могло восприниматься как насмешка. Или как оскорбление. Так что подражать Путину не стоит. Но перечитать избранное - не помешает.

Путин о культуре: «...Теперь - культура. Согласен. Здесь мне просто даже нечем парировать. Если, действительно, мы в антикризисном плане ничего об этом не говорим, - это ошибка».

Замечательна эта оговорка - «если, действительно...» А читал ли он сам этот антикризисный план?

Путин о бизнесе: «Надо заставить бизнес эффективно функционировать».

Студент бы за такое антикризисное высказывание на экзамене по экономике больше одного балла не получил бы. Но Путин - давно не студент, а премьер-министр с особым статусом, и ему говорить можно все что угодно. Никто не одернет и не переспросит. Общие слова на любую тему - это как раз то самое, что заслужили его слушатели в Государственной думе.

Человек в ранге председателя правительства с трибуны на весь мир серьезно заявляет: «Мы тоже хотим найти эффективные пути поддержки, в том числе и малого, и среднего бизнеса. Давайте подумаем, только так, чтобы не повторить прежние ошибки».

Раньше надо было думать.

Путин об уровне и продолжительности жизни: «Ожидаемая продолжительность жизни достигла почти 68 лет, то есть за последние 5 лет она выросла на 3 года. Это значит, что само качество жизни в России меняется в лучшую сторону...»

Особенно интересно это воспринимается в Псковской области, где население вымирает рекордными темпами. После Гражданской войны в наших краях жило на миллион человек больше.

Пассажи вроде «ожидаемая продолжительность жизни возросла» звучат не совсем по-русски, но не в этом суть. Ожидания у нас всегда растут намного быстрее, чем реальная продолжительность, если, конечно, речь не идет о президентском сроке. Суть в том, что Россия достигла такого уровня развития свободы слова, что безнаказанно говорить можно все что угодно. По крайней мере, двум-трем людям, включая Владимира Путина.

Путин о дорогах: «Построено 2300 автомобильных дорог».

Г-н Путин, почему-то, постеснялся назвать среднюю стоимость километра этих дорог. Оценивать качество построенных дорог в сравнении с западными - он тоже не стал. Собственно, это касается всего, что связано со строительством. Чем больше построили, тем больше украли. Чем больше построили, тем больше создали возможностей, чтобы при ремонте украсть еще раз.

Зато «завершено формирование правовых основ Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана...»

Это заявление совпало с заявлением президента Белоруссии по поводу восстановления государственной границы между Белоруссией и Россией. В словах Путина не хватало лишь ритуальных заклинаний по поводу дальнейшего развития СНГ. А вот что примерно в это же самое время заявил г-н Лукашенко: «Вы навсегда можете потерять Белоруссию. Об этом, к сожалению, в России никто не думает, а думать надо. Вы начали закрывать рынки.. Как понять Россию, которая фактически блокирует поставки белорусской продукции...»

Как хотите, так и понимайте.

Путин об армии: «Считаю, что к 2012 году на новую систему денежного довольствия должны быть переведены все военнослужащие Вооруженных сил. Взводный будет получать где-то 50 тысяч, уже сейчас некоторые получают эту сумму».

Где-то, может быть, и будет.

Военная реформа при Путине проводится уже много лет. Недавно стало окончательно ясно, что провалился эксперимент с формированием профессионального сержантского корпуса. Недавно объявили, что в ближайшее время на срочную службу будет призвано 100 тысяч человек, имеющих судимость... Действительно, им понадобятся не сержанты, а надзиратели. А нынешний уровень управляемости в армии такой, что не смогли даже рассчитаться с теми, кто воевал у всех на виду - в Южной Осетии.

То и дело в стране организуются акции протеста по поводу непонятной военной реформы, смысл которой толком никто не обсуждает. Негде, если не считать площадей, кухонь и гауптвахты.
Военные опасаются, что «часть из них останется не только без жилья, но и без пенсии, не набрав положенных двадцать лет службы». Среди тех, кто может пострадать прежде всего, могут оказаться военные медики. И главный вопрос, который задают военные: «Кому выгодна такая реформа и будут ли желающие родину защищать при таком отношении к военным пенсионерам?" Думаю, что люди, которые задают такие вопросы, хорошо знают ответ. Всякая реформа, а не только военная, - выгодна тем, кто ее проводит. Реформа - это финансирование. Реформа - это способ пережить еще один кризис путем освоения денег.

О том, как в России могут осваивать бюджет, Владимир Путин великолепно знает. Об этом он тоже рассказал.

Путин об арифметике: «Вот я уже приводил на последней встрече с коллегами этот пример. Помните, это малоприятная история с охотой на бельков - на детенышей тюленей. Давно пора было это запретить. Спрашиваю: «Почему до сих пор не запретили?» - «А этот вид промысла является источником дохода у тех, кто этим занимается, - у местных жителей». - «Сколько они потеряют, если мы запретим этот вид промысла?» - «Шесть миллионов рублей». Говорю: «Хорошо, подготовьте распоряжение о запрещении и о возмещении этих недополученных доходов в размере шести миллионов». Через некоторое время: «Сделали?» - «Сделали». - «Подготовили?» - «Подготовили». Подписываю. «А теперь дайте предложения по возмещению этих недополученных расходов». - «Пожалуйста» - «Сколько?» - « 48 миллионов». - «Слушайте, вчера было 6. Как только бюджет возник, уже 48». И так везде, понимаете? А там, оказывается, сразу суда надо закупить, еще что-то закупить».

Понимаю. Так везде. Даже понимаю - почему. Вертикальное мышление.

И что же предлагает премьер-министр? Он уверенно говорит: «И поэтому нам с вами нужен механизм, который защищает интересы общества и государства при государственных закупках».

Если бы вы встретили мужичка, похожего на Путина, где-нибудь на автобусной остановке, и этот мужичок сказал бы: «Нам нужен механизм», то это было бы куда ни шло. Но Путин находится у власти с начала века. И теперь ему вдруг стало понятно, что «нужен механизм».

Столь же «конкретен» премьер-министр был и тогда, когда говорил о промышленности: «Наша задача - сохранить и развить накопленный промышленный и технологический потенциал, оказать помощь предприятиям, которые вложились в выпуск новой продукции, в повышение конкурентоспособности».

Зато «антикризисное» падение курса рубля (с лета 2008 года почти на 30%) г-на Путина, определенно, порадовало, и премьер-министр не мог не продемонстрировать это свое достижение: «Текущий курс национальной валюты, безусловно, улучшает конкурентные позиции российских производителей как на внешнем, так и, что особенно важно, на внутреннем рынке. Многие из вас это хорошо знают».

Да, действительно знают. Также как знают то, что это привело к тому, что цены в магазинах выросли. Причем и на импортные товары, и на свои (своих, впрочем, найти не так просто). Но пенсионеры должны быть счастливы тому, что конкурентные позиции - улучшились.

Путин о ЖКХ: «В интересах всей экономики были сокращены темпы роста тарифов».

«Сокращены темпы роста» - это звучит гордо. Цены на энергоносители снижаются, снижаются зарплаты. Миллионы людей теряют работу. Цены почти на все - растут, и при этом темпы роста - сокращены.

Любой желающий может узнать, какие бонусы получают топ-менеджеры и управляющие спасаемых государством компаний и банков.

И что мы видим? Закрываются заводы, производящие продукцию. И открываются новые отделения банков. Псков, в этом смысле, не исключение. Банкиров кризис не пугает. За них слово замолвил Сам: «Прошу вас, уважаемые коллеги, когда будете обсуждать бюджет, не очень-то нападать на банкиров. Их можно, конечно, называть, как угодно, оскорблять: «жирные коты» и т.д. Но это важный сектор российской экономики...»

Очень точно сказано. Путин разрешил называть их как угодно. Можно даже оскорблять. Все это теперь можно. Подойти, скажем, к какому-нибудь первому попавшемуся в маршрутном такси банкиру и обозвать его «жирным котом». Но нельзя при этом забывать, что перед вами - важный сектор Российской экономики.

С этим спорить невозможно. Путин и его спичрайтеры вообще большие мастера излагать бесспорные истины. К тому же, «нецелевого использования пока не выявлено». Какие могут быть претензии? Только эстетические. Хотя, конечно, руководители могли бы быть и поскромнее. Так и быть, в следующий раз бонусы будут меньше. Об этом премьер-министр уже намекнул.

Путин о пенсионной реформе: «И все же нужно признать: наша пенсионная система далеко не эффективна, в ней много перекосов и несправедливости, а главное, - она не позволяет гарантировать людям по-настоящему обеспеченную старость. Об этом мы давно говорим...»

Нет, не только говорим. Пенсионная реформа длится еще дольше, чем военная. И вдруг оказывается, что теперь принято «принципиальное решение о переходе на новую страховую модель пенсионной системы». Еще одна новая модель?

Это уже становится традицией: реформировать что-либо, но, не доводя дело до конца, проводить реформу реформы.

Путин знает все. Он даже знает, что «у нас по-прежнему есть пенсионеры, которые получают меньше 2 тысяч - 1950 рублей». И он смело заявляет об этом с думской трибуны. Он никого не боится.

Путин знает даже больше. Он знает причины такого положения: «Это еще наследие прошлого, советского периода, когда в совхозах платили соответствующие деньги, но люди-то живут сегодня, и мы сегодня должны подумать о них».

Почему только сегодня? Почему не вчера, не тогда, когда баррель нефти стоил 150 долларов? Но, конечно же, лучше поздно, чем никогда. Проклятые совхозы и совнархозы. Проклятое крепостничество. Проклятое монголо-татарское иго.

Путин неожиданно понял, что «невозможно уже больше с моральной точки зрения, мириться с нищенским пенсионным обеспечением миллионов людей...» Раньше было можно мириться, а теперь - нельзя.

Но есть одна очевидная опасность, о которой премьер-министр предостерег особо. Она «касается региональных бюджетников... давайте не будем забывать, что мы все-таки ответственность, которая лежит на регионах, не должны на себя полностью забирать, иначе там работать не будут...»

То есть, если Москва будет чрезмерно помогать регионам, то страна остановится. Особенно актуально это звучит, когда дотационных регионов становится все больше. Да и количество чиновников при Путине удвоилось. Об этом нынешний премьер-министр тоже упомянул, а точнее - осторожно намекнул на это, туманно произнеся: «Насколько мы понимаем, количество чиновников не сокращается...»

«Насколько мы понимаем...»

Владимир Путин, затеяв строительство вертикали власти, сделал все от себя зависящее, чтобы «число чиновников не сокращалось». Но дело не только в их числе. Специалистов аккуратно или не аккуратно сменяют партийные, сознательные, а, короче говоря, послушные...Профессионализм востребован еще меньше, чем десять-пятнадцать лет назад. Намного важнее безропотно встроиться в вертикаль власти, построить чиновничью пирамиду и, тем самым, создать видимость единства. Но пирамиды, если они не египетские, имеют свойство рушиться.

«Денег всегда не хватает, - сказал Путин в конце своего выступления. - Вопрос в выборе приоритетов. Что важнее - построить какой-нибудь сарай и «спилить» там 20-30% на строительстве либо деньги отдать учителям и врачам...»

По-моему, приоритеты давно сделаны. Конечно же, «спилить». И желательно не 20-30%, а 50, 70... Сколько можно и как можно быстрее.

И чем больше будет выделено средств на выход из кризиса, тем больше будет «пилорама», «лесоповал», «тайга»...

Общество от контроля за расходованием средств отстранено. Этим занимаются органы, комитеты и комиссии... Серьезное обсуждение в действительно массовых средствах информации - не возможно.
Некоторые, правда, утверждают, что слова Путина, произнесенные в Думе, никто всерьез не воспринимает. Не думаю. Не зря же Путин два срока находился на посту президента.

Путин говорил так и такими словами, которые не пропадут даром. Пропагандистам в 2009 году не надо уже сильно напрягаться. Телезрители уже созрели.

Кто сказал, что власть ни за что не отвечает? Путин вот взял и ответил - на вопросы депутатов. Если надо будет - еще ответит. Встанет перед зеркалом - и за все ответит. «Каждый должен пройти свою часть пути».

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий