Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Живая и мертвая вода

Великий вождь и учительВечером 6 ноября в Пскове состоялось два концерта. Оба собрали много публики. Все остались очень довольны. Но концерты настолько отличались друг от друга, что  невозможно было удержаться от того, чтобы не написать текст. Но не о музыкантах, а  о пропасти.

Эта пропасть не между артистами. Скорее, это принципиально разное восприятие жизни. Причем, чтобы понять отличие, придется пользоваться сказочными понятиями. Как будто речь идет о живой и мертвой воде.

В Большом концертном зале выступал Валерий Леонтьев. В клубе «TIR»  играли и пели участники петербургской группы Markscheider Kunst.

Когда-то, тридцать с лишним лет назад, Валерий Леонтьев приезжал в Псков не реже, чем Markscheider Kunst последние лет пятнадцать. Но потом, став «телезвездой», перестал частить. Однако поклонников от этого у него стало  еще больше.

Markscheider Kunst телевизионной славы лишены, и их успех у псковской публики связан, в первую очередь, с личным знакомством. Пришел, увидел, запомнил.

Леонтьев предстал в привычной ему роли молодящегося мэтра, который приехал собирать урожай цветов. Цветы ему выносили словно снопы. И делали это не подставные фигуры. Женщины устраивали приношения своему кумиру добровольно. А певец добровольно отвечал.

Казалось бы, живой звук, профессиональные танцоры, высокого уровня музыканты, красочные костюмы… Что еще надо, чтобы сделать качественный концерт?

Но выглядело это довольно жалко. Леонтьев, конечно, умеет петь и вести себя на публике. И все же любой номер его программы  изначально окроплен той самой мертвой водой. В том смысле, что все построено только на так называемом профессионализме. Лампочки на плечах горят, танцовщицы бодро задирают ноги, танцовщики великодушно дают себя пощупать зрительницам… Так надо делать, чтобы достичь успеха.

Но когда не от чего оттолкнуться, любой прыжок выглядит нелепо.

Леонтьев начал свое выступление с песенки «Вероока» (той самой, где поется «В час, когда мне бесконечно одиноко, / В дверь всегда бесшумно входит Вероока… / Вероока, Вероока, я то знаю, / Ты - не робот, не игрушка заводная, / Ты - ранимое творенье и смешное, / Ты - спасение, придуманное мною»).

Так вот, в словах Вероока был, а на деле – нет. Какая там ранимость? Леонтьев и его танцоры как раз и похожи на  заводные игрушки. И публика как заводная их приветствует.

Леонтьев навязан. Он спущен с телевизионной высоты. В народное сознание его подключили, как будто через капельницу. На этом построен весь наш шоу-бизнес. Когда тебя тридцать лет подряд показывают по телевизору, невозможно не стать небожителем.

Все в творчестве Леонтьева как бы настоящее. Он не халтурит. И свою усталость (не физическую, а душевную) преподносит как элемент шоу. Пытается иронизировать. Но трудно избавиться от мысли, что нам демонстрируют качественные картинки под правильно сделанные аранжировки.
 
Markscheider Kunst – полная противоположность Леонтьеву. Сегодня с этой группой едва ли кто-то в России может соперничать по живой подаче. Прыжки маркшейдеров успешны потому, что есть от чего отталкиваться. Их песни не сконструированы, а рождены естественным образом. И их мало кто знает.

Странное дело. Если поставить рядом гитариста группы Валерия Леонтьева и гитариста Markscheider Kunst – неизвестно кто окажется лучше (если иметь в виду виртуозность). Но в шоу Леонтьева виртуозность есть главная движущая сила. Она позволяет собирать полные залы, распродавая в провинции не самые дешевые билеты. Этой виртуозности достаточно, чтобы привести в восторг сотни счастливых дам. Но почему-то хочется сравнить все это с ярким продуктом, красующимся на продуктовой полке в супермаркете. Яркая упаковка, искусственно продленная жизнь путем впрыскивания какой-нибудь гадкой химии.

Музыка Markscheider Kunst через капельницу не проходит. Она не может свалиться вам на голову ни с того не с сего. Нельзя запрограммировать на любовь к ней. И «подсадить» на нее путем внешних эффектов невозможно. Поэтому и реакция на ее исполнение другая. Точнее, вроде бы те же яркие улыбки и громкие аплодисменты. Но с другим зарядом,  с теплой волной и без пошлых ресторанных выкрутас.

Если вдуматься, сколько сил и талантов вложено в во всевозможные шоу, «стройки века», масштабные фильмы, сумасшедшие телепроекты, предвыборные кампании… За всем этим стоят настоящие профессионалы (титулованные режиссеры, олимпийские чемпионы, солидные ученые, настоящие музыканты), к которым, вроде бы, не придерешься. А в итоге получается искусственная жизнь. Игра ума, жонглирование деньгами, паразитирование на любви и доверчивости. И все потому, что это окроплено… нет, облито… нет, утоплено  в мертвой воде.

На перовй полосе фото Markscheider Kunst (Александр Сидоренко, pravdapskov.ru)


РАЗНОЦВЕТНЫЕ ПЛЯСКИ («Псковская правда-Вече»)

В переполненном зале Большого концертного зала Псковской областной филармонии выступил Валерий Леонтьев*.

Лет тридцать назад, еще до всесоюзной популярности, певец гастролировал в Пскове регулярно, но потом стал появляться здесь гораздо реже. Предпоследний раз он пел в Пскове в 2004 году.

Выход на связь

В зале собралась публика в возрастном диапазоне от сверстников певца (ему 61 год) до тех, на чей возраст Валерий Леонтьев выглядит (лет на 30-40). Концерт открылся танцем балета «Опасные связи» в светящихся костюмах. При этом звучало: «В час, когда мне бесконечно одиноко…» (песня «Вероока» Ильи Резника и Раймонда Паулса). Оставаться в одиночестве певцу в этот вечер было довольно трудно. Цветы ему несли весь вечер после каждой песни. И не только цветы. Заглянув в один из пакетов, господин Леонтьев произнес: «Постельное белье и обувь… Не обращайте на меня внимания». Он был склонен к шуткам такого рода.

Перед тем как исполнить на польском языке старый хит «Разноцветные ярмарки» Улицкого и Лясковского из репертуара Марыли Родиович, Валерий Леонтьев сказал: «Эта песня настолько стара, что петь ее со сцены неприлично. Когда она была написана, шоу-бизнес для меня был чрезвычайно привлекателен. А сейчас я промолчу, чтобы меня не депортировали в Испанию или Америку…» И Леонтьев отправился гулять по залу. Навстречу ему двинулся милиционер. «Это за мной?» - вздохнул Леонтьев. Но, похоже, депортировать его в этот вечер никто не собирался.

Ягодные места

Происходящее на сцене больше всего напоминало кабаре. И по репертуару, и по подаче. Дамы несут из зала бумажные купюры и засовывают их танцовщикам в штаны. На сцене разыгрывается шоу, в котором главное место отводится стилизации. Танго, блюз… Для вас за ваши деньги все что угодно. Аранжировка песни «Люди не птицы» сделана в духе Билли Айдола. Музыканты цитируют Deep Purple (естественно, «Дым над водой»)… Бесконечная смена костюмов. Вначале Леонтьев весь в черном, потом весь в белом, потом весь в красном… Все было, как песне: «Короля играл, и шута играл». Ключевое слово здесь: ИГРАЛ. А самое искреннее, что было пропето, сводилось к пяти словам: «Вы меня не знаете, господа».

Смысл же большинства песен сводился к фразе, «Спасибо, ягодка моя…». Валерий Леонтьев помчался по залу, обращаясь к женской части аудитории: «Спасибо, ягоды!» И был засыпан цветами. Там где ягоды, там и цветы.

Вождь и учительЛеонтьев

Многих своих старых песен певец не исполнил, зато вместе с «Опасными связями» разыграл сценку «Amore no» под музыку Тото Кутуньо из репертуара Адриано Челентано. Пел Леонтьев на итальянском. На поясе болталась розовая женская туфля.

А в завершении певец обратился совсем уж к древнему, в прямом смысле дореволюционному репертуару. «El Cóndor Pasa» в 1913 году была написана для сарсуэлы (что-то среднее между оперой и опереттой) перуанским композитором Даниэлем Роблесом. Пол Саймон в конце 60-х написал английский текст, вместе с Артом Гарфанкелом сделав  песню всемирно знаменитой. Этой версией Валерий Леонтьев завершил свое двухчасовое выступление, сняв с голой шее галстук-бабочку и облачившись в костюм индейского вождя с опереньем до пят. Над его головой взметнулись гигантские крылья кондора, словно бы опровергая прозвучавшую со сцены мысль о том, что люди – не птицы.

* Валерий Леонтьев, родился 19 марта 1949 года в селе Усть-Уса Коми АССР в семье манси-оленеводов
До того как сделать эстрадную карьеру, работал подсобным рабочим на кирпичном заводе, почтальоном, тесемщиком-смазочником на льнопрядильной фабрике, оператором налива на Луганском молочном заводе № 11.
Первый сольный концерт дал в ДК «Шахтеров» г. Воркуты в 1972 году

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий