Среда Гоголя

Мы не виноваты, что гоголевская тема занимает в «Городской среде» значительное место. Так получается само собой. Но, в конце концов, Гоголь это заслужил.

На прошлой неделе стало известно, что сразу несколько текстов, имеющих отношение к «Городской среде», были замечены за пределами России, а именно - в Австрии, в Вене, где когда-то Николай Гоголь некоторое время жил.

В марте я отправил в Вену на Международный литературный конкурс, посвященный 200-летию Николая Гоголя, два материала: «Груз-200, или юбилей Гоголя» и пять стихотворений. («Груз-200...» в сокращенном варианте можно прочесть в № 2 «Городской среды», а полный вариант обещают опубликовать в журнале «Венский литератор»). Так получилось, что оба материала были отмечены жюри. Я обнаружил свою фамилию в числе лауреатов в двух номинациях: «Малая проза» и «Поэзия».

Кроме того, лауреатом в номинации «Малая проза» стал и еще один автор «Городской среды» Вита Пшеничная (ее текст о Гоголе «Себя не жаль?!» опубликован в № 3).

Можно сказать, что первый месяц существования в интернете «Городской среды» оказался успешен. И дело не столько в призах, сколько в том, что у нас появились новые возможности и новые читатели.

До сегодняшнего дня я никогда не публиковал в интернете свои стихотворные тексты. На прошедшей месяц назад встрече в Центральной городской библиотеке некоторые читатели спрашивали: где их можно прочесть? Пока только в книге, которая в библиотеке есть. Новые тексты я издавать в ближайшее время не собираюсь и они, должным образом оформленные, появятся на моем сайте через несколько месяцев. А пока что я все-таки решил опубликовать те пять стихотворных текстов, которые были отмечены на конкурсе в Вене. Они сопровождались эпиграфами из книг Гоголя.

Алексей СЕМЁНОВ


I.

«С середины неба глядит месяц... Земля вся в серебряном свете... вверху все дышит, все дивно, все торжественно. А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в ее глубине».

Майская ночь, Николай Гоголь


Тень моя, как стрелка на часах
Отстает. Не будет утра долго.
Очищает лунный свет дорогу,
Растворяя целый мир в глазах.
Небо свет на время отдает.
Лес притих, дорога серебрится...
Взгляд все собирает по крупицам,
Словно шмель клюет кленовый мед.
Где-то рядом крошечная флейта
Спряталась. Ждет дирижерский взмах.
Привкус майской ночи на губах.
Рядом еле слышно дышит лето.
Это время слишком много значит.
Тайны бело-каменной луны
В эту ночь на землю отданы.
Сон до самого утра утрачен.
Выскочил навстречу теплый ветер,
По-кошачьи сладко выгибаясь.
В сердце свет влетел, переливаясь.
Мир подобными ночами прост и светел.

II.

«Часто оставлял он город для того, чтобы оглянуть его окрестности, и тогда его поражали другие чудеса...»

Рим, Николай Гоголь


В тумане дом, и мельница, и вишни...
Пейзаж хорош, тем более - не наш.
И кажется: здесь каждый первый лишний.
Легко собой испортить пейзаж.
Но понимаешь это запоздало.
Гудки звучат в бессонном далеке.
Сырое утро движется устало,
А день летит верхом на мотыльке.
Вода в реке - ладонями согрета.
Берешь гуашь и делаешь мираж.
Но Боже мой... Ведь даже Ты за это
Не то что жизни - смерти не отдашь.

III.

«Зимняя, ясная ночь наступила. Глянули звезды... Морозило сильнее, чем с утра; но зато так было тихо, что скрып мороза под сапогом слышался за полверсты...»

Ночь перед Рождеством. Николай Гоголь


Слава союзу чая с малиной.
В маленьком блюдце отблеск камина.
Мыльное эхо вымытых чашек.
Стук глуховатый шахмат и шашек.
Шорох мышиный возле приманки.
В темном углу сушатся санки.
Хлипкая лестница скороговорки.
Так, будто снова катишься с горки,
Так, будто снова чувствуешь остро
Тонкие льдинки. Слишком все просто.
Слишком все просто. Странное чувство.
Без искушения или безумства.
Нежные руки, снежные ели.
Просто покой, просто веселье.
Небесполезно, но безыскусно,
Одновременно грустно и вкусно.
Все слишком просто. Разве так можно?
Как романтично и безнадежно.
В маленьком блюдце теплая искра.
Кажется, будто лето так близко.


IV.

«Жизнь их скромных владетелей так тиха, так тиха, что на минуту забываешься и думаешь, что страсти, желания и неспокойные порождения злого духа, возмущающие мир, вовсе не существуют...»

Старосветские помещики, Николай Гоголь


Замкнулось памяти звено.
На табуретке - черствый пряник.
Гремит чугунный умывальник,
И печь урчит. Через окно
На подоконник тень взлетела
Взъерошенного снегиря.
Испорчен день, благодаря
Пустой кормушке. То и дело
Под потолком сгребутся мыши.
И ты еще не смог решить,
Что делаешь в такой глуши,
Кому ты нужен... Так уж вышло,
Что острый дым сырых поленьев
Ползет по комнате. Сейчас
Отключат свет. В руках свеча,
И завтрак, как по мановенью,
Готов. Разбужен аппетит.
Идет с чулана дым чесночный.
И за последний месяц почта
Нечитанной в огонь летит.
Один день на другой похож,
Ничем особым не отмечен.
И можно позабыть беспечно -
В каком ты времени живешь.


V.

«В углу гудел ритор, которого рот и толстые губы должны бы принадлежать, по крайней мере, философии...»

Вий, Николай Гоголь


«Твои мечты не стоят нашей яви», -
Как сказано когда-то неизвестным.
Лишь неизвестный говорить так вправе,
Но было б здорово на диалекте местном
Мечтать, импровизируя на тему
Потухших звезд и долгой зимней ночи,
И в промежутках баловать богему
Цитатами из классиков, что, впрочем,
Не помешает, притворившись смелым,
Искать свой путь в сезон самокопанья,
Закусывать всю горечь переспелым
И слишком скользким яблоком познанья,
Тем самым повторять ошибки Лучших,
Кому годишься разве лишь в подметки,
Напоминая этим всех заблудших,
Что, после многолетней обработки
Презрением, - не самое плохое,
Скорее даже, искренне желая
Найти противоядие покою,
Привычно ежедневно оживая,
Почувствовать, что ты прошел сквозь сети,
И встать, неслышно, за спиной у смерти.


Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

Tatjana Atvare | raiba@apollo.lv | 21:51 - 21.07.2014
Хорошие стихи. Вентспилсский клуб Лабиринт ждёт встречи с Вами. Татьяна Атваре.