Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Рухнуть с дуба

Маяковский«Хочется вновь услыхать, как с газетных столбцов зацыкали // те, // кто у дуба, кормящего их, // корни рылами роют».  Так писал Владимир Маяковский в 1916 году. Стихотворение называется подходяще: «Издевательства».

Вообще-то, Маяковский вышел из тюрьмы 9 января 1910 года. Но за решеткой его можно увидеть до сих пор. Выглядит он неважно. Бледный какой-то. Алого революционного румянца как ни бывало. Зато красные фонари вокруг. Что вы хотите - Тверская.

Глум

Вокруг поэта происходит бесконечная возня. Если бы Маяковский не застрелился 80 лет назад, то он, скорее всего, сделал бы это теперь, в Москве. 31 числа. Каждое 31 число смотреть на разгон или организованный загон оппозиционного митинга – занятие для поэта почти невозможное.

У меня нет прямых доказательств того, что глава Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежь) Василий Якеменко читал раннего Маяковского. Но позднего Михаила Булгакова он читал точно. Если не всего, то хотя бы две строки из его романа «Мастер и Маргарита». Такой вывод можно сделать, прочитав в блоге Якеменко высказывание об избитом журналисте «Коммерсанта» Олеге Кашине. Оно начинается с эпиграфа:  «Меня только что зарезало трамваем на Патриарших. Похороны пятницу, три часа дня.  Приезжай.  Берлиоз».

Дальше идет издевательский текст, сопровождаемый фотоколлажем. Красная площадь, мавзолей с надписью «Кашин»… На мавзолее - никого. Ни Суслова, ни Суркова. Возможно, они ненадолго отлучились в ГУМ.


Пример для поражения

Василий Якеменко пишет:

«Глядя на стремительную прижизненную канонизацию журналиста Кашина, переходящую в неприкрытое  спекулирование  на трагедии, заметил, как журналист на глазах превращается в мифического персонажа (монстра?).

Кашин – вроде живой, но  товарищи точно знают, что умер. На митингах оппозиции в его поддержку  о нем говорят в прошедшем времени –Из блога Якеменко «был». Итого: «Кашин – зомби».

Вроде он где-то есть, но никто его не видит. Хотя видео из палаты любого другого больного, уже 100 раз было бы в интернете. Итого: «Кашин – человек невидимка».

Вроде ему пальцы ампутировали, но они выросли. Итого: «Кашин – ящерица»

Кашин то дышит, то не дышит. Итого «Кашин – йог (человек амфибия)».

Ну и т.д. До настоящей минуты подобные фокусы удавались только одному человеку. Ленину. Ленин вроде мертв, но живее всех живых. В итоге: «Кашин – это Ленин сегодня».

Василий Якеменко вроде бы издевается не над Кашиным, а над его защитниками. Но в действительности это еще один повод потоптаться по человеку, который только что пришел в себя после жестокого избиения. А сторонники Якеменко с удовольствием поддерживают «молодежного лидера»:

Якеменко«Кашин - это олицетворение страха московской журналистской тусовки за их собственные жизни. Отсюда и все это насильственное кормление Кашиным остальной публики».

Чуть ниже г-н Якеменко добавляет свое мнение о Евгении Миловой, которую в СМИ называют женой Олега Кашина.

«Насколько я понимаю, она ему не жена, - пишет глава федерального агентства. - А сплетники говорят, что вместе они не живут больше года. Т.е. когда он выйдет из больницы, кроме массы новых друзей у него будет еще и жена :)».

Судя по стилю, не зря этот человек дослужился почти  до министерского поста и теперь руководит Федеральным агентством по делам молодежи. Идеальный пример для подрастающего поколения.

«Подкулачники»

Хотя, разумеется, тему избиения Кашина немедленно начали использовать и противоположные силы. Не всегда это выглядит корректно. Но сравнивать эти перегибы с нашистскими издевательствами не стоит. Потому что дело не в Кашине, а в общей безнаказанности. При Путине-Медведеве ее стало еще больше, чем при Ельцине. И если бы Олег Кашин работал не в «Коммерсанте» и не освещал, в том числе, деятельность президента Медведева, шума было бы гораздо меньше.

Но журналистов районных газет в России избивать допустимо, а влиятельного «Коммерсанта» - пока еще нет. К тому же, история с избиением Кашина еще раз показала, что прирученные и обученные молодые единороссы, нашисты и «молодогвардейцы» способны огрызаться на своих хозяев. Они созрели. И вот уже близкий к Путину и Суркову журналист «Коммерсанта» Андрей Колесников оказывается их врагом. Не говоря уже о главном редакторе «Коммерсанта», которого «молодогвардейцы» на своем сайте тоже отметили штампом «Будет наказан».

Пропутинские движения и их лидеры после некоторого молчания вообще начали активно высказываться по поводу нападений на журналистов. Люди разные, а тон один. Развязный.

Надежда Орлова (руководитель исполкома Псковского регионального отделения партии «Единая Россия») в недавней статье в «Псковской правде» написала:

«...для претендующего на что-то журналиста попасть под тяжелый предмет или кулак — это своего рода признание, звездный час… Первый эпитет, который возникает в голове при слове «журналист», - «продажный». Почти такой же, как «мент»...»

(«…с газетных столбцов зацыкали...»).

 А движение «Наши» вдруг предложило защиту всем журналистам, «кто опасается за собственную безопасность». На сайте нашистов так и сказано:

 «Предложение относится в первую очередь к тем журналистам, которые подписались под обращением к президенту России Дмитрию Медведеву с призывом обеспечить тщательное расследование нападения на Олега Кашина».

Предложение о защите напоминает плохо скрытые угрозу и издевку. Так обычно бандиты «берут под защиту» ларечников. Тем более что участников нашистских «Добровольных молодежные дружин» (ДМД) от бандитов отличить трудно. Почти невозможно.

То, что происходит вокруг имени Кашина, похоже на фарс. Но это не фарс. Когда людей тяжело калечат или убивают – это называется по-другому.

Без стыда

Наиболее откровенно высказался еще один подручный «Единой России» Олег Матвейчев. В администрации президента Олег МатвейчевМатвейчев до недавнего времени имел прямое отношение к Псковской области – занимался кураторством, контролировал выборы. Потом на короткое время стал вице-губернатором Вологодской области, а теперь, «отпущенный на свободу», высказался от души – без оглядки на начальство. Видимо, на государственной службе человек устал от инакомыслящих и публично поделился со всеми своей мечтой – выманить на огромную площадь всех «горлопанов и крикунов», и «вот когда все бы вы вылезли - вышла бы танковая армия и всю сволоту, все говно нации наматало бы на гусеницы и выжгло бы все каленым железом. И вот тогда как после Тяньаньмынь в Китае у нас бы тоже 20-30 лет подряд был бы экономический рост по 10 процентов в год».

Под этими словами подписались бы многие из тех, кто пока что только робко иронизирует. Или принимает на вооружение заповеди национал-социализма Йозефа Геббельса, стыдливо исключив из заповедей фамилию германского министра пропаганды. Почти все пункты совпадают дословно, но в пункте 7 наблюдается  некоторое разночтение.

У прокремлевского движения «Сталь»: «Верши, что нужно, без стыда, когда речь идет о Великой России!», а в заповедях Геббельса: «Бей негодяя всякий раз! Помни, если кто-то отбирает твои права, ты имеешь право уничтожить его!»

Но то, что не решились заявить одни, сказали другие. Тот же Матвейчев.

Метвейчеву и прочим кажется, что они охраняют режим, а в действительности они его расшатывают. Или поджигают. У Маяковского в  «Мистерии-буфф» об этом говорится так:

 «А ну, с четырех концов подпалите-ка! Покажем им, какая такая политика!»

Поджигают с четырех концов. У оппозиции возможностей на это нет. Здесь необходимо участие прикормленных властями сил. И они заявляют о своем участии.

Процесс гниения
Плещеева
Якеменко и Матвейчев слишком многословны. Комиссар Ирина  Плещеева на заседании Общественной палаты выступила лаконично и посуществу. «Не надо давать повода для убийства», - высказалась она.

Пожалуй, эти шесть слов путинская власть может начертать на двухглавом гербе, растянуть между «Белым домом» и Кремлем, и срифмовать, включив в очередной вариант гимна.Плещеева

Это краткое содержание российской конституции в нынешнем путинско-медведевском варианте. Коротко и ясно. Все лишнее вынесено за кремлевскую стену и мумифицировано.

Не надо давать повода для убийства, и вы проживете вечно.

Главный повод к убийству – появление человека на свет. Не рождается человек – значит, и убивать никого не надо.

На Селигере и в прочих местах вроде кремлевских коридоров многих научили отличать друзей от врагов. Некоторые так наловчились, что отличают врагов даже без оптического прицела.

«Будь непосредственной!» начертано на футболке Елены Плещеевой. Она держит слово. Непосредственнее некуда. Но, видимо, комиссар нашистов не до конца понимает, что саморазоблачение ускоряет процесс не только глумления, но и гниения. Все это похоже на «Чудовищные похороны» все того же Маяковского, где счастливую улыбку не отличить от гримасы боли.

«Размокло лицо, стало – кашица, // смятая морщинками на выхмуренном лбу, // а если кто смеется – кажется, // что ему разодрали губу».

 Фото памятника Маяковскому - Алексей Семёнов

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий