Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

У Ваньки пили – Ваньку и били…

КатыньМнение автора не совпадает с мнением редакции

Итак, граждане читатели, мы преступники, и удел наш – слезно каяться в своих грехах (а самое главное, регулярно денежные выплаты жертвам наших злодеяний отстёгивать!) К такому выводу пришли демократичнейшие европейские организации, высококультурно приравняв сталинизм с гитлеризмом. Естественно, наше родимое российское начальство тут же поддержало европейскую инициативу и постановило считать нас в неоплатном долгу перед Польшей вообще и перед родственниками убитых в Катыни польских офицеров – в особенности. В общем, «справедливость» восторжествовала, хоть и через много лет.

Правда, есть мнение, что НАТО приказало им (российским властям) урегулировать все спорные вопросы с Польшей, в противном случае оно (НАТО) наше правительство спасать не будет в случае революции. (Согласно договору, заключенному Путиным в 2007 году, НАТО может вести свои войска в Россию в случае народных волнений, но пока это неосуществимо на практике – главным образом по причине «отсталой», «советской» нашей армии, с которой мужественно борется Сердюков).

Видите ли, в современном мире царит людоедский культ жертв. (Да-с, не героическая она, западная цивилизация!). Быть жертвой сейчас престижно, почетно, и самое главное – выгодно. Настолько выгодно, что в большинстве европейский стран законом запрещено проводить исторические исследования, могущие подорвать «жертвам» их гешефт. (Недавно г-н Медведев высказал пожелание принять в России аналогичные законы). Вероятно, скоро на крупнейших мировых аукционах «жертвами» будут торговать с молотка.

Разумеется, как и везде, среди жертв царит строгая иерархия. Есть жертвы-примадонны, любимцы публики – эти ценятся дороже всего. Есть просто жертвы, рангом ниже. Есть совсем завалящие, дешевые. А есть такие народы, которые никогда не бывают жертвами – им это не положено. Независимо от того, сколько бы их поубивали, и какие бы они сами понесли потери, спасая других. К примеру, русские.

Воистину, это ужасные люди, оплот сталинизма. А сталинизм, как порешила охамевшая Европа (и подтвердило российское правительство), такая же человеконенавистническая идеология, как германский нацизм. Всем ведь «известно», что наши деды рвались в Европу с одной целью – стать там помещиками и эксплуатировать крепостных рабов-европейцев, примерно как немцы хотели колонизировать СССР. Следовательно, советский солдат – это не воин-освободитель, а русский людоед-изувер, «Иван-потрошитель». И вообще, наши деды были, оказывается, преступниками, и только благородные Ельцины – Путины – Медведевы (все – бывшие члены КПСС и КГБ) вывели Россию на путь истинный. Правильно я говорю?

Ладно, кончаю стебаться, начинаю говорить по существу. Устраивая чувствительные сцены в Катыни, и не дав ответ на наглость Европы, российское руководство плюёт в глаза русскому народу. По сути, граждане начальники рисуются перед Европой – мы хорошие, мы единственные цивилизованные европейцы в этой дикой России, оцените это. А эти Ваньки – ух они, окаянные, несчастных поляков постреляли, и раскаяния – ни в одном глазу… Так себя не ведет ни одно национальное правительство (то есть понимающе, что удобно устроиться на шее своего народа можно только в одном случае - если эта шея будет хорошо упитанной).


«Катынское дело» - это шик, это блеск, это высший пилотаж той идеологической войны, которую ведет против русских Европа – сперва силами пропагандистского аппарата Третьего рейха, потом – западными «радиоголосами», теперь – постановлениями Кремля. Это – единственная реальная возможность уравнять Гитлера со Сталиным, а СССР – с Третьим рейхом. И потому все без исключения русофобы поддерживают версию Геббельса, а прочие люди склоны верить выводам комиссии академика Бурденко. Вы скажете – как же так, я не русофоб, но я верю выводам современных исследовательских комиссий и хочу, чтобы такие злодеяния больше не повторялись? А вы не обратили внимания, что претензии Запада почему-то возрастают по мере ослабления России? Чем ниже мы кланяемся, тем сильнее на нас давят? Знаете, бывают дела, в которых простота хуже воровства.

Согласно официальной версии, пленные польские офицеры, захваченные Красной Армией в ходе так называемого «освободительного похода» в сентябре 1939 года, были расстреляны «лицами чекистской национальности» весной 1940-го года. Немцы, захватив Смоленщину, вскоре обнаружили эти захоронения, но почему-то молчали о них до весны 1943 года, а потом подняли гвалт – мол, смотрите все сюда, вот следы зверства большевиков! А теперь – особое внимание.

Как по команде (а может, и в самом деле по команде – из Берлина?) возбудилось так называемое «польское правительство» в Лондоне. Заметьте – сразу и безоговорочно поляки, официально находящиеся в состоянии войны с немцами, поверили своему вроде бы врагу. И повели себя соответственно. Причем никакие уговоры Черчилля и Рузвельта не действовали. Доводы здравого рассудка отметались с ходу. Казалось бы, как должно поступить здравомыслящее правительство в такой непростой ситуации – если оно в самом деле национально и думает о будущем Польши? Оно должно было понимать, что будущее это целиком и полностью находится в руках СССР, что путь из России в Берлин пролегает через Варшаву, и «Иваны» придут туда гарантированно. Оно должно было безоговорочно осудить геббельсовскую провокацию, продемонстрировать всему миру нерушимость рядов антигитлеровской коалиции – даже если бы поверило в вину русских. И одновременно просить Рузвельта и Черчилля воздействовать на Сталина с целью создания международной следственной комиссии, чтобы после освобождения Смоленска провести независимое расследование. Сталину было бы очень трудно отказать в такой ситуации. Даже если бы отказал – невелика беда. Главное – Польшу восстановить, пусть даже без западных украинцев и белорусов, а остальное приложится…

Вместо этого эмигрантское правительство начинает шашни с немцами и даже посылает каких-то полуофициальных лиц для «ознакомления» в Катынь. (!) Там они вскрывают могилы до начала июня 1943 года, когда немцы их выгоняют. В ту пору в Лондоне находились многие правительства оккупированных немцами стран, но ни одно не вело себя настолько истерично и подло. Настолько подло, что ходят упорные слухи, будто авиакатастрофа, в которой погиб Сикорский (тогдашний глава польского эмигрантского правительства) была подстроена самими англичанами… (по другому поводу).

26 сентября 1943 года Смоленск был освобожден. Сразу же начала работу комиссия академика Бурденко – в присутствии английских и американских представителей и журналистов. (Поляков не пустили, припомнив их поведение). Вскрыли оставшиеся захоронения, и стала ясна причина, по которой немцы выгнали польских «представителей» в июне: дальше шли «необработанные» ими могилы, где у трупов были документы осени 1941-го года.

Польские гиены были загнаны в угол, и единственное, что им оставалось – врать как можно наглее, благо, что вскоре началась «холодная война», а потом в СССР к власти пришел Горбачев.

Как сейчас помню: по телевизору показывают визит Михаила Сергеевича в Варшаву и его встречу с польской интеллигенцией. Встает один пан (по лицу было видно, что это именно пан, шляхтич, а не хлоп) и начинает по-русски вести речь о Катыни. Генсек прервал его: «Говорите по-польски, я пойму». По лицу Горбачёва было видно, что ради дружбы с Западом он готов на всё. Что тут скажешь? Глуп был генсек. Не понимал, что это – не поиски истины и установление добрососедских отношений, а совсем наоборот. Моментально в Польше были сняты жалостливые фильмы и выпущены книги на эту тему – юное поколение поляков должно с молодых лет всё знать о «подлости» русских! И это было только начало.

У нас же в России, как известно, телепатия (угадывание желаний начальства) является главным достоинством чиновников. Поняв, что ветер переменился и теперь надо ругать советское прошлое, чиновный аппарат принял все меры к фальсификации расследования: в пользу поляков, разумеется. Кого только не было в Катыни! Генералы юстиции, полковники юстиции и даже один майор. Главная военная прокуратура. (Только по одной этой причине я не могу поверить в честность подобного расследования, и вам не советую: прокурор и закон – вещи несовместимые). Модные историки «демократической» ориентации. Светила перестройки.

В общем, «тут ответственные лица прилетели из столицы, доктора, профессора, медицинская сестра, с ними семьдесят студентов, тридцать пять корреспондентов, два редактора с корректором, кинохроника с прожектором, юные натуралисты и другие специалисты».
 
У этой истории есть ещё одна сторона. Дело в том, что к 1943 году немцы (по крайней мере, часть из них) поняли, что скоро Красная Армия постучится в ворота Третьего Рейха. Пускать нас не хотелось, и сил противодействовать уже не было. Поэтому немцы очень нуждались в добровольцах – тех, кто бы вступил в их вооруженные силы перед лицом «надвигающегося большевизма». Необходимо было так напугать старушку-Европу, чтоб её проняло до печенок, чтоб Жаны, Яны и Иштваны встали под ружье. И это пугало было найдено. Это – антисемитизм. Единственно действенное оружие немецкой пропаганды того времени.

Еще в 1920-м году пан Пилсудский сумел отбить натиск армии Тухачевского на Варшаву одним простым приемом: стал вести пропаганду, что на Польшу идут туповатые русские Иваны, возглавляемые жидами-комиссарами. Они будут грабить, насиловать и мучить несчастный польский народ, если он не окажет им решительного сопротивления. И эта нехитрая пропаганда пересилила наше: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» (Нечто подобное было и в Прибалтике, и в Финляндии, да и во многих других странах: антисемитизм против коммунизма). И способный ученик Геббельс просто-напросто повторял уроки пана Пилсудского!

Немецкая пресса в тот период просто исходила злобой по адресу «евреев-комиссаров, идущих оккупировать Европу». Даже Сталин у них отошел на второй план, а на первое место вышли евреи. Вспомнили, что в Англии очень сильно еврейское лобби, что Рузвельт, как бы это поделикатнее выразиться, «демократической национальности», а уж «кремлёвские жиды» так и вовсе были у Геббельса именники. Советские жиды совсем близко – европейцы, спасайтесь!

Надо сказать, что это сработало («еврейские зверства над польскими офицерами», причем подтверждённые самими поляками – штука сильная!), и поток добровольцев в немецкую армию резко увеличился. Всё это не могло не удлинить войну. А каждый лишний день войны – это тысячи убитых на всех фронтах, это разбомбленные до лунного пейзажа немецкие города, это умершие от голода в бесчисленных концлагерях…  Вот почему так заволновались Рузвельт и Черчилль, вот почему они пытались воздействовать на поляков.

Кстати, как по-вашему – имели право после такой подлой выходки лидеры
«большой тройки» плюнуть на «польское лондонское правительство» и переправить его в Берлин – пусть их немцы кормят? Тем более, что оно само не воевало и своим людям в Польше запрещало?

(окончание следует).

 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий