Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

У Ваньки пили – Ваньку и били. Часть II

КатыньМнение автора не совпадает с мнением редакции

(Продолжение. Начало в № 82) Формально никто не имеет право тыкать в человека пальцем и говорить: «Он преступник!» до тех пор, пока это не будет установлено судом. Это «презумпцией невиновности» называется – теоретически. Потому что на практике с этим делом всегда бывают большие непонятки. К примеру, в отношении неугодных в России (да и во всём мире) применяется противоположная презумпция – виновности. А поскольку правящим ныне в России коммунистам-расстригам и чекистам-миллиардерам любое напоминание о советском прошлом – что гвоздь в ботинке, Сталин виновен всегда, везде и во всем. И без всякого судебного разбирательства.

Только не думайте, что я обожествляю Иосифа Виссарионовича. Но чужих грехов вешать ему не хочу – у него своих хватало. Даже с избытком… Знаете, во времена Муссолини один «крестный отец» сицилийской мафии сказал фашистскому суду: «Вы не могли упрятать меня за решетку за мои бесчисленные реальные преступления, поэтому вы мне припаяли то единственное, чего я не сделал». То же самое и со Сталиным – «демократы» не смогли убедительно предъявить ему обвинения, и потому хотят обвинить его в том, что он не совершал.

Если поверить в то, что правосудие в России и Польше существует, то получается странная картина: «катынское дело» есть. А вот суда по нему нет, и даже не предвидится. Что, тем не менее, не мешает российским и польским властям всех уровней утверждать, будто в расстреле пленных польских офицеров виноват СССР. Всякие отсталые «совки», правда, криком кричат, что в «катынском деле» такое количество подтасовок, подлогов и прямых фальсификаций, что оно не выдержит никакого суда, оттого его и нельзя проводить. Пришлось самому г-ну Медведеву своим президентским авторитетом осадить ретивых «сталинистов» и ещё раз подтвердить, что в расстреле поляков виноват Сталин со своими подручными. (Граждане судья, вам всё ясно?).

Ох уж этот Сталин!  В современной российской мифологии он играет роль дежурного бармалея – от него всё плохое, он виновен изначально, только по факту своего рождения, и делать добро органически неспособен! Однако…

Поляки после войны воздвигли памятник «Обручение Польши с морем». Смысл его ясен из-за одного названия. Дело в том, что послевоенная Польша получила от СССР  сказочный подарок – южное побережье Балтийского моря, отобранное у немцев, которое с лихвой компенсировало утерянные «всхудние кресы» (восточные территории). А между тем, мало кто помнит, что Советский Союз после Великой Отечественной войны понес территориальные потери, и его площадь стала меньше, чем была 22 июня 1941 года. Да, мы отобрали у немцев Кенигсберг, но вернули полякам Белосток и окрестности Перемышля. И не грабил Советский Союз Польскую Народную Республику, а наоборот, всячески помогал ей, зачастую отрывая от себя последний кусок. Правда, вассальное правительство мы им организовали, это так, но ни о насильственной коллективизации, ни о борьбе с костелом там и речи не шло. Мы даже закрыли глаза на операцию «Висла», когда поляки под предлогом борьбы с бандеровцами переселили тамошних украинцев на западную окраину, на бывшие немецкие земли. Единственное, чего мы хотели от поляков – чтобы прекратилась их извечная антирусская политика, не более того.

Сегодня также забылось, что это Сталин, при всех своих недостатках отказался принять «план Моргентау» (план расчленения Германии на множество мелких княжеств), чего хотели Рузвельт с Черчиллем. И что Красная Армия спокойно ушла из Австрии, Норвегии, не оккупировала Финляндию. Так что договориться по-хорошему можно было и с Советским Союзом. Спрашивается, с чего это поляки так окрысились на нас?

А они таким образом пытаются излечить свои застарелые комплексы. Мол, мы ни в чём не виноваты, мы хорошие, это всё русские нам вредили – и напали в 1939 году, и польских офицеров в Катыни расстреляли, и Варшавскому восстанию не помогли. А мы несчастные жертвы. Что же, разберем эти обвинения по пунктам.

«Естм шляхтич!»

Едва возникнув, Вторая республика повела крайне агрессивную политику почти против всех своих соседей. О советско-польской войне известно всем, но мало кто знает, что под Варшавой поляки захватили в плен много красноармейцев – и из польских концлагерей мало кто вышел живым. Историки оценивают количество замученных советских военнопленных приблизительно в 50-60 тысяч. Но разве можно сравнивать каких-то советских босяков, «псю крев», с благородными польскими офицерами шляхтичами, погибшими в Катыни! Поляки и не сравнивают, а на подобные вопросы отвечать отказываются.

Кроме агрессии против Советского Союза, поляки отобрали кусок у Чехословакии, оттяпали Вильнюс у Литвы (по такой причине дипломатические отношения между этими странами отсутствовали), и стали нападать на ослабленную после Первой мировой войны Германию. Очень им хотелось воспользоваться слабостью соседей и отхватить территории сверх того, что определила Антанта. Собравшись с силами, немцам-фрейкоровцам удалось отчасти отстоять свое добро, но некоторые немецкие земли Польша всё-таки захватила. Себе на горе…

Расплата за самонадеянность пришла в 1939 году, когда собиратель немецких земель Адольф Гитлер потребовал захваченное назад. В крайнем случае, фюрер готов был удовлетвориться Данцигом и «польским коридором» (проезд в Восточную Пруссию через польскую территорию). Кроме того, существовала проблема немецкого национального меньшинства в Польше, подвергавшемуся (подобно украинцам, белорусам и евреям) национальному гнёту. Дальнейшее общеизвестно – бесплодные переговоры Германии с Польшей, пакт МолотоваРиббентропа и пакт Галифакса – Рачиньского. В Европе явно запахло войной, правда, тогда никто не подозревал, что эта война станет мировой. А теперь пойдут факты малоизвестные.

Уже 1 сентября из Варшавы сбежал президент Мосцицкий (в первый день войны, не рановато ли?). Вскоре вслед за ним припустило правительство, а затем и военные. Страна и армия были фактически брошены на произвол немцев. Видя такое дело, французы не рискнули ввязываться в полномасштабную войну с Германией – было очевидно, что при подобном руководстве Польша обречена, а Англия сможет послать войска на континент нескоро. Франция прекратила наступление на западном фронте (8 сентября).

Да, это был именно драп, обусловленный страхом за собственную шкуру, и ничем иным. Уже 3 сентября Маршал (главнокомандующий польской армией) Рыдз-Смиглы издал приказ армии отходить к румынской границе, а 5 числа отправил его в войска. Не было сделано ни малейшей попытки закрепиться по старой русской (времен Первой мировой войны) линии: Нарев – Висла – Сан. А ведь это была единственная возможность для настоящей обороны!

Более того: Рыдз-Смглы, удрав в Брест (где он пробыл всего два дня, после чего благополучно сбежал к румынской границе) прихватил с собой истребительную авиацию, оставив небо Варшавы без прикрытия.
 
Как вам нравится такой расклад? Глава страны бежит первым, за ним улепётывают министры, потом – генералы, за ними - офицеры, а последними покидают фронт, разумеется, солдаты (у кого еще целы ноги). Типичная для любого антинародного режима картина. Современные поляки очень не любят вспоминать об этом, но тогда этот факт был очевиден для всех – Польша брошена своим правительством. Вся эта орава дезертиров, разумеется, не могла успеть к румынской границе, и потому переходила границу ближайшую и бодро шла в лагеря для интернированных. (Достойно примечания. Франция в 1940-м году, когда была разгромлена, понесла потери в сто тысяч военнослужащих, из них 30% - офицеры. А вот Польша потеряла в войне 1939-го годы 66,3 тысячи военнослужащих, из них всего 1967 офицеров. Соотношение – один к тридцати двум. Почувствуйте, как говорится, разницу…)

Конечно, не все поляки были такие. В полном окружении столица страны героически отбивалась от немцев. Одних только гражданских варшавян погибло около двадцати тысяч, в основном от бомбёжек. Варшавское радио непрерывно играло государственный гимн: «Ешче Польска не сгинела…»  Гимн смолк только 27 сентября, когда польское «правительство» давно сидело в Румынии. Варшавская оборона – гордость Польши, но одновременно и напоминание для всех поляков: если бы не трусость высшего руководства страны, война с немцами могла принять совсем иной оборот.

Кстати, тот факт, что Польша именно брошена, был настолько очевиден, что правительства Франции и Англии не сочли «освободительный поход» Красной Армии агрессией. И Лига Наций не сочла (потом нас выгонят оттуда за «зимнюю войну» с Финляндией, то это особая тема, а пока мы говорим о Польше). И сами поляки нам за это войну не объявляли.

В США имеется памятник тем событиям (конечно, как их видит Запад) – польский офицер с воткнутой в спину русской трехлинейкой. Мол, если бы русские предательски не ударили Польше в спину, то поляки могли закрепиться на восточных землях и оттуда продолжать войну – вплоть до партизанской. Какой трагический памятник! И какой лживый…

Земли Западной Украины и Западной Белоруссии горели под ногами у поляков уже давно. В экономическом плане от «всхудних кресов» были одни убытки. Тамошние территории не участвовали в общественно-политической жизни страны (точнее, участвовали негативно – террором украинских националистов). Закрепиться там, а тем более вести оттуда партизанскую войну было для поляков совершенно невозможно. Хотя бы потому, что там уже были другие партизаны, финансируемые из Берлина (бандеровцы). И если бы Советский Союз не прибрал к рукам эти территории, немцы организовали бы там «самостийное» государство Западная Украина (с вырезанием всех поляков). 

Кстати, немцы первоначально вовсе не планировали уничтожение Польши как государства, они хотели всего лишь как следует её обкорнать. Но правительство сбежало, договариваться стало не с кем – и судьба польского народа была решена. Несчастная Польша, кормившая двадцать лет исключительных паразитов!  

(Правительство Франции капитулировало. Оно могло бы уплыть в Англию, продолжить борьбу – но Бог ему судья. Просто они понимали, что в таком случае Гитлер ликвидирует Францию как государство, а французы попадут под его полный произвол. Даже французские пораженцы не были такими эгоистами, как польская шляхта!) 

Так что 17 сентября, когда Красная Армия входила в Польшу, у этой страны не было правительства, но начиналась межнациональная резня на востоке. Сталин, прекрасно зная историю Польши по книгам и поляков «вживую», всё это предвидел, потому и рискнул. Он знал, что великий человек – Пилсудский – умер. Он знал, что польская шляхта без него запаникует и бросит свой народ, как это неоднократно бывало в истории – и не ошибся. Так что не вонзили мы штык полякам в спину, как они это хотят представить. Наоборот, многих спасли от резни.

И ещё. Удрав в Румынию и приказав своей армии идти туда же, польское правительство создало дикий юридический казус. По всем международным законам, нейтральные (тогда) румыны должны были интернировать (арестовать, проще говоря) всю эту ораву. Но что делать с ними потом? Отдать немцам – нельзя, это нарушение нейтралитета. Выпустить – тоже, это означало оскорбить Германию. Оставалось одно – кормить их пожизненно, без малейшей надежды получить за это компенсацию, ведь польское государство прекратило свое существование, не оставив правопреемника. Поэтому соседние с Польшей страны сквозь пальцы смотрели на «побеги» польских солдат, и стерегли только видных польских генералов и министров.

Таким образом, польское правительство арестовало само себя. Позорнее ситуации не было ни с кем. Даже французское правительство, капитулировав, осталось правительством, а эти…  самоустранились, сами себя в кутузку посадили!

Когда немцы вторглись в Норвегию, они попытались уговорить тамошнего короля к «сотрудничеству». Но семидесятилетний старик послал куда подальше и немцев, и Квислинга, склонив правительство Норвегии к борьбе. Они уходили по заснеженным горам, за ними охотились немецкие бомбардировщики, зверски уничтожая деревни, давшие им приют, но они прорвались к морю, к англичанам, и ушли. У Норвегии сохранилось законное правительство и благородный, всеми уважаемый король.

Польская шляхта на такое была не способна. Можно было пробираться лесами к морю и оттуда уйти на подводной лодке, на худой конец, можно было капитулировать, но шляхта просто не понимала, как это у польской «элиты» могут быть какие-то обязанности перед простыми Янеками и Марысями.

Советское руководство совершенно справедливо послало беглому польскому правительству издевательскую ноту. И пообещало позаботиться о поляках. То есть кормить, поить и воспитывать их по своему усмотрению. Обещание было выполнено. Вот она, восстановленная современная Польша, простершаяся от Лужицкой Нисы до Бялы-Подляски. Русские могут заслуженно гордиться этим деянием своих отцов и дедов – какой другой народ сделал бы так много для поляков? Но мало кто помнит, каких трудов нам это стоило, как нам вредила эта самая шляхта. Её поведение просто выходило за рамки разумного. Для начала, новое польское правительство (старое так и сгинуло в Румынии), сформированное союзниками во французском Анжере, объявило СССР войну…за возвращённый Литве Вильнюс!


(Продолжение следует)  
 
 

Талгат ЕСЕНОВ