Медвежья берлога

МедведьСлучилась эта история как раз под Новый год. Где? Да где-то на Севере, в одном из гарнизонов Советской Армии. И хотя выглядит она нелепо до крайности, всё, в ней изложенное, является чистой правдой. Мне её рассказал один мой знакомый, который сам в ней участвовал.

Так вот, служили в том гарнизоне два друга, два офицера. Один из них мнил себя великим охотником – правда, ни членского билета, ни даже ружья у него не было. Но это всё мелочи, главное – быть охотником в душе, не правда ли? Поэтому свободное от службы время он проводил в лесу, окружавшем гарнизон, выслеживая всякую дичь, которую планировал добыть с помощью… ну, скажем так, с помощью незаконного использования служебного положения. Ведь в части полно всякого оружия, и гораздо более эффективного, чем охотничьи гладкоствольные ружья! Но дичь почему-то не попадалась – чуяла, наверное, «капитана Чингачгука». Другой бы плюнул на это дело, но наш герой не терял надежды и упорно прочёсывал пригородный лес – дальше он не отходил, боясь заблудиться.

И вот как-то раз врывается он в квартиру своего друга, в весьма возбужденном настроении. Ура, кричит, наконец-то нашел! И ты знаешь, что? Медвежью берлогу! С медведем, все как полагается. Вот это подарок к Новому году!

Его друг не был великим охотником и потому позволил себе усомниться. Какая берлога может быть в пригородном лесу, в двух шагах от дороги! Порядочного медведя туда на аркане не затащишь! А это непорядочный медведь, отвечает «капитан Чингачгук». Помойный медведь, которого на гарнизонных помойках осенью видели. Он это, больше некому! И пар над берлогой поднимается – точно, там он! Дрыхнет до весны, пока помойка оттает!

Товарищу эти доводы показались убедительными. Оба друга с энтузиазмом поделили шкуру неубитого медведя, и стали собираться на промысел. Наточили ножи и кухонный топорик (для разделки туши), взяли мешки для мяса и шкуры. Женам сказали, что идут на охоту за уникальным медведем. Сами знаете, что есть медведи белые, есть бурые, есть гималайские, а в их гарнизоне завелся новый вид – медведи-помоечники! Жёны переглянулись и многозначительно покрутили пальцем у виска.

Но наших героев это не смутило, и в новогоднем приподнятом настроении оба скользили на лыжах по заснеженному пригородному лесу. Вот и берлога – невысокий снежный бугор, вот вход в неё, из которого струится легкий пар. Косолапый сладко спит, наверное, во сне видит, как начальник КЭЧ (коммунально-эксплуатационной службы) большой грузовик мусора в лесу выгружает…

«Ты готов?» – шепотом спросил великий охотник своего друга и достал из кармана гранату РГД. «А не слаба такая граната на медведя?» - так же шепотом ответил друг. «Слабовата, наверное, но «лимонок» раздобыть не удалось. Будем надеяться, что в замкнутом помещении сила взрыва умножится…»

РГД с выдернутой чекой полетела в берлогу. Раздался оглушительный взрыв, и в небо взметнулись струи… нет, не крови, а кипятка. Оба друга с вытаращенными глазами посмотрели на эту картину, и, не сговариваясь, кинулись бежать. То, что они приняли за берлогу, было колодцем, в котором шла отводка от магистральной городской теплотрассы на военный городок и стояли вентили, клапаны и манометры. Просто коммунальщики, проверяя свое хозяйство, забыли положить люк на место.

А наши герои мчались по лесу, надеясь, что никто не узнает, кто это устроил «диверсию» и лишил тепла целый город в лютый мороз… Сами понимаете, их надежды были напрасными. Жены успели разболтать подругам, как их мужья пошли на медведя, да они и сами рассказывали об этом каждому встречному.

Что было дальше? Аварию, конечно, устранили. Хоть и не сразу, а через два дня – очень уж большие повреждения нанесла граната трубопроводному хозяйству. Эти два дня город и военный городок сидели без тепла, и согревался одной только руганью по адресу наших героев. Что пришлось выслушать командиру части от городских властей, какие «тонкие намёки» по адресу «шибко умных военных», нетрудно догадаться. Командир, в свою очередь, отыгрывался на «великом охотнике». Вернется с заседания горисполкома, и вызывает того к себе «на ковер» - «воспитывать».

Не уволили. Но зато нагрузили нарядами и караулами на весь год, чтоб минуты свободной не было. И весь год ему пришлось служить за один прокорм, так как вся его зарплата шла на погашение убытков от аварии. Впрочем, в советское время, когда квартплата составляла гроши (а для военных – половину), когда многие вещи стоили копейки, это не было таким уж тяжким лишением.

Вы спросите, а как же граната? А никак. Про «терроризм» никто (даже особист) и не заикался. В ту пору власть не боялась народа, и шить дело из-за вынесенной гранаты никто не стал.

Так что наш «герой», можно сказать, легко отделался. И притом прославился на весь город. Поэтому, как только выплатил задолженность, стал проситься, чтоб его перевели служить в любой другой гарнизон. И ему пошли навстречу – мало ли что он ещё выкинет! Так и оказался он в Псковской области. Правда, теперь в лес – ни ногой…

 

 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий