Мышиное царство. Действие II

БабарихаВ  первом действии (№2(87), 2011) царь разговаривает с народом. Все совпадения в этой сказке преднамеренны, намеки – не случайны, почти у каждого персонажа есть вполне конкретный прототип. Ученый кот задает царю Дадону неудобный вопрос: «Вам не стыдно?» и попадает в мышеловку. http://www.pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=811

2. Копи царя Салтана

Действующие лица

Руслан
Людмила
Сватья баба Бабариха

Из темноты выступает Руслан. В его руке свиток. Он его разворачивает и читает вслух.

Руслан. Приговорить кота… в скобках – ученого… к ссылке сроком на сорок пять лет.
Подпись: сватья баба Бабариха, судья… Кошмар. С каких это пор Бабариха стала судьей?

Людмила. Как, ты не знаешь? С тех пор, как повариху в глаз укусил комар, и она окривела.

Руслан. А, это ты, Людмила… Я не слышал, как ты проснулась. Интересно, кто тебя разбудил… И с каких же пор судьей стала повариха?

Людмила. С тех самых, как комар укусил в глаз самую передовую ткачиху.

Руслан (недовольно). Ткачиха, повариха, сватья баба Бабариха… Знаешь как все это называется?

Людмила. Знаю. Верховный суд.

Руслан. Правильно… Бедный кот. Ссылка на сорок пять лет! Коты столько не живут.

Людмила. Да что - коты... Даже Пушкин прожил меньше.

Руслан. Ты не слышала - куда его сошлют?

Людмила. Кого? Кота? Здесь важно не куда, а в чем. Закатают в бочку, как князя Гвидона, добавят укропа и смородинного листа, и бросят в море.

Руслан.  Как же так… У него начнется морская болезнь. У него отвиснут усы и свернется хвост (для наглядности сворачивает в трубку свиток).

Людмила. Тогда спаси его. Ты даже меня спас.

Руслан. Людмила, ведь ты же знаешь, с тобой я не мог поступить иначе. Я не имел права ослушаться автора. Сейчас все совсем по-другому. Раньше за меня все решал Пушкин, но его убили. И теперь я сам должен решить. (Подходит к краю сцены). Раньше у меня не было выбора. Я был обречен на подвиг. Когда нет выбора, подвиги совершать не так уж сложно. А сейчас я вовсе не обязан спасать ученого кота. Он мне даже не родственник. Тем более что некоторые говорят, что не такой уж он и ученый. Имею ли я право рисковать и оставлять Людмилу в одиночестве? Если со мной что-нибудь случится, Людмила без меня пропадет… (оборачивается и спрашивает с надеждой). Людмила, ты без меня пропадешь?

Людмила. Непременно пропаду. Но ты не обращай на меня внимания. Для Дадонии один ученый кот важнее, чем одна Людмила.

Руслан. Для Дадонии? Пожалуй. Но я не привык думать от имени всей Дадонии. Еще со времен царя Салтана, когда я очень любил слушать его притчи. В юности царь Салтан познал силу любви, в зрелости открыл величие мудрости, а стоя на пороге смерти, возвестил откровение веры.

Людмила. Руслан, ты не путаешь царя Салтана с царем Соломоном?

Руслан. Нет, Людмила, я ничего не путаю. Для нас теперь это одно и то же. Салтан в старости говорил, что превосходство страны в целом - есть царь, заботящейся о стране. А кто любит серебро, тот не насытится серебром, и кто любит богатство, тому нет этого пользы. Умножается имущество, умножаются и потребляющие его. И какое это благо? Есть мучительный недуг: богатство не впрок, а во вред. До Салтана это дошло, а до Дадона – нет. А ведь он уже достиг возраста Салтана.

Замолкает, садится, обхватив двумя руками голову. Затем вскакивает.

Руслан. Все, я решил! Надо делать подкоп. Мне нужна лопата. Людмила, у тебя нет лопаты?

Людмила. Сейчас посмотрю. (Подходит к сундуку, в котором лежат ее наряды, зеркальце, румяны... Роется в нем, пока не извлекает с самого дна большую лопату). Такая пойдет?

Руслан. А ну-ка… (Выхватывает лопату, примеривается…) Отлично! Полдела сделано. Осталось только понять, где копать.

Людмила уходит, и тут же неожиданно вваливается сватья баба Бабариха.

Бабариха. Руслан, что это у тебя в руках?

Руслан. Где?.. Ах, это… Это ложка… Я очень проголодался… Я слышал, что ты стала большим человеком. Это так?

Бабариха (не без гордости). Судя по всему – да.

Руслан. Большой человек это тот, кто назначает  в суде большие сроки. Особенно, когда это касается ученых котов.

Бабариха. Если ты имеешь в виду того кота, которого сослали на сорок пять лет, то никакой он не ученый. Он шпион и самозванец. Оказалось, что у него хвост – ненастоящий.

Руслан. Странно. А производил впечатление настоящего. Ходил налево – песнь заводил, ходил направо – сказку…

Бабариха. Был бы ученый – не задавал бы царю Дадону глупых вопросов.

Руслан. Разве они были глупые?

Бабариха. Такие же, как и ответы (затыкает себе рот)… Лучше скажи, что ты собираешься есть такой ложкой?

Руслан. Какой ложкой?

Бабариха. Ну как же. Вот этой (показывает на лопату).

Руслан. Ах этой… Да все что угодно… Кисель… Кашу… Интересно, где сейчас этот бывший ученый кот…

Бабариха. Он - не съедобный.

Руслан. Я не в этом смысле. Хотелось бы взглянуть ему в глаза. Глаза-то у него – настоящие? Кошачьи? Ну и на хвост, конечно, неплохо бы поглядеть. Удостовериться.

Бабариха. Ты можешь поверить мне: кот никуда не годится. Его уже списали.

Руслан. Напомни, по какой статье его осудили.

Бабариха. Никакой политики. Его осудили как злостного рассадника блох.

Руслан. Я так и думал. (Отходит от Бабарихи подальше). Когда надо кого-нибудь посадить, в ход идет передовой отряд – блохи. Без блох они ничего не могут. Вся их власть – блошиная.

Продолжение следует

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий