Проверочные слова

СрсулькиВ зал один за другим входили милицейские и прокурорские начальники – в мундирах.

К ним присоединялись сотрудники ФСБ и прочие серьезные персоны – в штатском. Вот-вот в Великих Луках должно было начаться координационное совещание руководителей правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Но картинка не впечатляла до тех пор, пока я не включил плеер. Из наушников донесся голос лидера рок-группы Телевизор Михаила Борзыкина:

«Поменяли серпы на кресты / Былинники речистые. / Покупали, продавали, соблюдали посты / Православные чекисты…»

Отлично. То, что надо.

В дверях показалась массивная фигура и. п. главы Великолукского района Игоря Калашникова. Фигура выдавала в нем бывшего начальника тыла - заместителя начальника УВД по Псковской области. Миновав сдвинутые столы, за которыми сидело начальство, он присоединился к журналистам, сидящим у стены. Это было очень странное соседство.

Здание великолукской администрации, в котором  проводилось совещание, видно издалека. На нем висит табличка «Осторожно сосульки». Похожими табличками, только поменьше, завешан весь центр города. На некоторых домах они висят на каждом окне первых этажей. Отныне предостережений о сосульках в Великих Луках больше, чем самих сосулек. Кажется, еще немного, и таблички в Великих Луках повесят на каждую сосульку. Но, судя по статистике, на улицу лучше все же лишний раз не выходить: рост преступности в общественных местах - на 76%, уличной преступности – на 66%.

Столичный статус

Заместитель генерального прокурора Российской Федерации Александр Гуцан совещание начал издалека – со станицы Кущевской и города Гусь Хрустальный. Город Воинской славы Великие Луки шел по их криминальным стопам. По мнению Александра Гуцана, координационное совещание собрали для того, чтобы этого не допустить.

В зале собрались первые лица региональных правоохранительных органов:  Тимур Кебеков, Борис Говорун, Андрей Калинин, Георгий Драчёв, Валерий Яковлев… Здесь же находились руководители Псковской области и Великих Лук.

Тем временем, Телевизор продолжал работать: «…Какая вера?! Очнись ты! / Это – неохристочекисты! / Эй, родина! Протри зрачки-то! / Это – неохристочекисты!.. Смердит кремлевская тварь, / Заколотите подвал, воняет…»

Слово предоставили губернатору Псковской области Андрею Турчаку. Он обратил внимание на то, что Великие Луки раньше было «принято считать промышленной столицей области, но теперь о городе сложилось представление как о криминальной столице». Работу  правоохранительных органов Андрей Турчак охарактеризовал буквально в двух словах: «Полная бездеятельность». «Надо сделать так, чтобы город навсегда утратил статус криминальной столицы», - заявил губернатор.

Сетевой ресурс

Основной доклад сделал прокурор Псковской области Тимур Кебеков.

«Еще два года назад влияние правоохранительных органов в Великих Луках было минимальное», - сказал он, обратив внимание на отсутствие достоверных статистических данных. Областной прокурор приоткрыл секреты многочисленных уголовных дел недалекого прошлого. Их секрет - в искусственном  дроблении. Было одно дело – стало пять. Таким образом, подправлялась статистика. А на другие преступления закрывались глаза.

Из плеера раздалось: «А пока мы сидим, собою горды / И делаем дым во имя еды, / Они готовят кресты для новых святых - / Менты убивают молодых!»

Но Тимур Кебеков этого не слышал и продолжал громкое чтение.

В качестве самого удручающего Тимур Кебеков назвал  2009 год, когда наблюдался  высокий уровень убийств и умышленного причинения вреда. Предупредительные меры не принимались. Обычным делом стало вымогательство. Предпринимателей вынуждали платить «за крышу», а «рэкет накрыл сетью все островки экономической жизни города». За год было подожжено больше тридцати автомобилей предпринимателей. Ни один поджог не раскрыли.

В конце концов, пришлось полностью сменить состав ОВД и укрепить руководство прокуратуры. А сейчас происходит укрепление рядов обитателей следственного изолятора за счет «авторитетных» великолучан. Возбуждено несколько уголовных дел.

Профанация и имитация

Из прокурорского доклада следовало, что в Великих Луках «не преодолена ведомственная разобщенность», «выявлен только один случай контрабанды». «Насколько мы можем в такой ситуации дать отпор преступности на границе и препятствовать контрабанде?» - задал вопрос Тимур Кебеков. До того, как из зала удалили прессу, ответ на этот вопрос не прозвучал.

Борьбу с коррупцией в Великих Луках Тимур Кебеков назвал профанацией и имитацией, и добавил: «Складывается ощущение, что мы в отдельно взятом городе преодолели коррупцию. Не могу в это поверить».

Особенно досталось следственному отделу при ОВД Великих Лук, который «показал полную неспособность и профессиональную несостоятельность». Следствие приходилось завершать следователям из соседних районов. «Не лучшим образом обстоят дела и у дознавателей». Раскрываемость преступлений по области – 52%, по Великим Лукам – 25%. Количество дел, возвращенных на доследование, возросло в несколько раз. 70% преступлений расследовалось с нарушением сроков. При этом, по мнению Тимура Кебекова, прокурорам приходится работать за милицию.

«Когда твою жену изнасилуют менты, / А прокуроры закроют дело, / Я посмотрю на тебя тогда…», - не унимался Телевизор.

На содоклады ответили шесть-семь минут. Их сделали руководители всех правоохранительных структур. Но содоклады читались уже после того, как журналистов попросили покинуть помещение.

Темный лес

Мы вышли из зала и уселись в коридоре. Участники совещания начали «секретничать». Это у них не слишком хорошо получалось. Содоклады и обсуждение делались по микрофону, и в коридоре все было отлично слышно.

Пришлось пошутить: «Пускай они платят нам за молчание». Но это молчание стоило бы очень недорого. В зале оставались те, кого в Великих Луках принято считать людьми, имеющими отношение к местной преступности. Они представляли действующую власть.

…Из зала участники совещания вышли с разным настроением. «Все это выбивает из колеи», - недовольно произнес один из прокуроров. Другой негромко согласился: «Прикинь, прокурорский работник, в советское время – элита, будет заниматься подсчетом милицейской статистики… Не укладывается в голове – как это будет происходить. Темный лес…»

Но «темный лес» можно вырубить. Или осветить. Или прорубить просеку. Все зависит от поставленных целей.

Заместитель генерального прокурора Александр Гуцан был более оптимистичен. И его слова не были уже такими резкими. Когда он вышел к журналистам, то станицу Кущевскую уже не упоминал. Наоборот, он сообщил: «Решение проблемы с преступностью в Великих Луках развивается семимильными шагами». Главное, не превысить разумную скорость.

После координационного совещания в Великих Луках состоялась встреча Андрея Турчака с местными предпринимателями. На эту встречу, после некоторого размышления, прессу тоже решили не приглашать. Предприниматели приехали на встречу на машинах. В этот день их автомобили никто не поджигал. «Наметилась положительная тенденция»?

С чистой совестью

На совещании прозвучало много всяких цифр (типа - «каждый седьмой алкоголик Псковской области живет в Великих Луках»). Но журналистам никаких статистических данных не предоставили. Однако без статистики уезжать не хотелось. Поэтому пришлось отправляться в великолукскую прокуратуру.

…Сотрудница прокуратуры села за компьютер и попыталась раскрыть файл, распечатав статистические данные. Компьютер работал в замедленном режиме. «Теперь понятно, почему в Великих Луках не спешат бороться с коррупцией, - предположил я. - Из-за компьютеров». – «Да, наверно…», - последовал ответ. После чего мне вежливо предложили подождать в коридоре.

В коридоре великолукской прокуратуры висит информационный щит «Криминальная хроника». На нем вывешены газетные статьи и распечатки из Интернета с громкими названиями: «Прокуроры против засад ГИБДД в кустах», «На свободу с чистой повестью: следователь СКП, попавший в тюрьму, написал там дневник»…

Через приоткрытую железную дверь в одной из комнат видны бесчисленные папки. Это явно не дневники следователей СКП, а настоящие уголовные дела. Они сложены на полу, на столе, на стеллажах – почти о самого потолка. Но как бы много их ни было, но реальных уголовных все равно недостаточно. Иначе бы не собирали в Великих Луках координационное совещание руководителей правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

На обратном пути в Псков я отмотал память на 27 лет назад и включил альбом группы Странные игры. Странные игры запели песенку на слова Жана Тардье. «В потёмках Истории, / в сумраке ночи / иду я на ощупь, / всему удивляясь, / иду, спотыкаюсь, / и худо мне очень. / Я шляпу беру - / оказалась лягушка. / Жену обнимаю - / а это подушка. / Погладил кота - / оказался утюг. / Окно открываю - / и чувствую вдруг, / что сырость чулана / в лицо мне струится; / я за чернильницу / принял мокрицу, / почтовый ящик - / за мусорный ящик, / свисток паровоза - / за птичьи трели, / гудок машины - / за умное слово, / плач принял за смех, / тьму принял за свет, / смерть принял за жизнь, / а себя - за другого. / Метаморфозы…»

Хорошо, что борьба с преступностью – это пока не олимпийский вид спорта.

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

аеролгдгдекн7н8кнщщзещ