Покровские ворота

«На Севере вообще темнеет рано. А в зоне – особенно»

«Зона», Сергей Довлатов

 

Покровская башня и ее фонПродолжается борьба за Покровскую башню. Если бы тема была чуть менее серьезной, можно было бы порадоваться тем комедийным и медийным поворотам, которые возникают в процессе пересмотра охранных зон. Одна история глупее другой.

Но в том-то и дело, что вопросы обсуждаются слишком серьезные. Именно сейчас решается – каким Псков будет в будущем. И не только возле Покровской башни. Продолжится ли трагикомедия градостроительных ошибок или все же здравый смысл остановит падение?

Общественный совет по культурному наследию при губернаторе Псковской области собирался уже в десятый раз. Первоначально десятое заседание планировали провести в Мирожском монастыре, но недавнее наводнение изменило планы. Совет собрался в областной универсальной научной библиотеке. Там было суше. Андрей Турчак, открывая заседание, сказал:

- Это происшествие – еще одно напоминание о том, как уязвимы наши памятники.

Если вода подбирается к памятникам из реки, то люди окружают памятники с земли. Некоторые из этих людей присутствовали и на Колпаков, Кухи, Гинделесзаседании совета. Все они входят в другой совет - совет директоров ОАО «Псковгражданпроект: Георгий Кухи, Александр Колпаков и Аркадий Гинделес. Есть основания считать, что совет директоров ОАО «Псковгражданпроект»  временами более влиятелен, чем Общественный совет по культурному наследию. Политику определяют деньги.

Тема культуры, судя по всему, людям из «Псковгражданпроекта» была не слишком близка, поэтому один из тех, кто намерен застроить охранные зоны новостройками, отвлекся и сосредоточился на ценах на водку (см. фото).

Тем временем глава администрации Пскова Пётр Слепченко сообщил, что наконец-то принято решение сформировать Градостроительный совет. Это будет постоянно действующий коллегиальный орган, который займется выработкой рекомендаций по принципиальным вопросам. Совет возглавит сам Слепченко. Он же перечислил тех, кто в Градостроительный совет войдет:

- Депутаты, представители администрации области, администрации города и архитектурного сообщества.

Турчак и Голышев- Последовательность членов Градостроительного совета должна быть иной, - отреагировал Андрей Турчак. – Зачем этот политический бомонд, от которого все уже устали?

 – Исправимся, - ответил глава городской администрации.


Совет и любовь

Дольше всего обсуждали проекты зон охраны объектов культурного наследия. По словам Натальи Труновой (председатель государственного комитета Псковской области по туризму и пространственному развитию) существующая система зон охраны исторического поселения города Псков устарела и не соответствует федеральному законодательству. Наталью Трунову поддержала начальник отдела нормативно-правового обеспечения охраны объектов культурного наследия комитета по культуре Надежда Волова. Было сказано, что достаточно 11 охранных зон 11 памятников, которые «защищают  всю территорию исторического центра».


Мозаика

Председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Ирина Голубева высказала противоположную точку зрения. По мнению председателя областного отделения ВООПИиК, надо сохранить нынешнюю систему, и лишь привести в соответствие с законодательством.

Профессор Анатолий Кирпичников тоже выразил сомнения. По его мнению, «докладчики предложили мозаичную дробную зону, и это Кирпичников, Турчак и Голышевнеприемлемо». Возникло подозрение, что новоявленное «лоскутное одеяло» исторический центр защитить не сможет. Несмотря на уверения, что «будут жесткие ограничения». Инвестору только дай шанс, и он тут же построит «9-этажное, а лучше – 25-этажное здание».

Губернатор счел нужным заявить, что «никакой 10-20-этажной застройки не будет».

Судя по выступлениям, в совете по культуре сформировался союз противников безудержной застройки исторического Пскова. Это Лев Шлосберг, Ирина Голубева, Инга Лабутина, Елена Яковлева, Наталья Ткачева, Анатолий Кирпичников, Владимир Шуляковский.

В противоположном лагере, видимо, оказались Игорь Лагунин, Александр Голышев… Но и они на этот раз не высказывались резко против. Их сдерживала позиция губернатора, который хоть  не против застройки, но старается эту застройку немного упорядочить. Но как бы то ни было,  этот «новый порядок» тоже способен нанести Пскову большой урон.

Голышев и ЛагунинДело в том, что сейчас Андрей Турчак может говорить самые громкие слова об охранных зонах и давать любые гарантии. Однако если закон будет изменен принципиально, то рано или поздно найдутся желающие бесцеремонно вторгнуться в историческую часть. И никакие губернаторские гарантии не помогут. К тому времени Андрей Турчак отправится куда-нибудь «на повышение». А Псков останется на месте. И «Псковгражданпроект» останется.

Болезненное раздвоение

Чем дольше шло обсуждение, тем запутаннее становилась ситуация. С одной стороны, председатель областного комитета по культуре Александр Голышев заявил, что «Псков никто не исключал из списка исторических поселений, он по-прежнему там». С другой стороны, предполагается, что Псков войдет в число 26 исторических поселений, которых добавят к уже существующему списку из 49 поселений. То есть Псков из списка не исключался, но скоро в него снова войдет. Есть в этом какое-то болезненное раздвоение.

Собравшиеся добросовестно пытались разобраться: почему вместо существующей системы зон охраны, включающей около 400 памятников, останется только 11 охранных зон? Почему там нет храмов Василия на Горке и Николы со Усохи? Где, наконец, стена Окольного города и Поганкины палаты?

Свои пояснения дал противник изменения охранных зон Лев Шлосберг.

- Принципиальное отличие наших позиций в том, что мы говорим о разных вещах, - сказал он. – Сейчас существует зона охраны, а нам предлагают зону регулируемой застройки. Непонимание сути терминов полностью меняет ситуацию.

Исходя из этого, так называемая буферная зона – это зона возможной застройки или, иначе говоря, лазейка для строителей.Шлосберг и Лагунин


Про людей и уродство

Правда, надо иметь в виду, что и нынешняя система позволяла подобные лазейки находить. Самый наглядный пример – площадь Героев-десантников рядом с Покровской башней. Андрей Турчак назвал новостройку на этой площади «уродством».

- Где вы были, когда дом строился? - спросил псковский губернатор у представителей общественности.

- Мы протестовали, разве только под бульдозер не ложились. В следующий раз - ляжем, - пообещал Лев Шлосберг.

- Вместе с вами ляжем, если такое будет, - ответил Андрей Турчак.

Интересно будет посмотреть на того смельчака, который  в таком случае окажется за рычагами бульдозера.

Губернатор, как и многие другие присутствующие, по-видимому, сомневался в том, что 11 зон хватит, чтобы защитить всю историческую часть Пскова.  Андрею Турчаку захотелось увидеть всю «зону покрытия». Если обнаружится, что остались «пустые» места, количество охранных зон должно увеличиться. Например, в Нижнем Новгороде их больше двадцати. Губернатор пообещал, что больше не допустит тех градостроительных ошибок, которые были сделаны в Псковской области раньше.

Тех – не допустит, но возможны ошибки еще более катастрофические. И именно об этом хотелось бы услышать на следующем Общественном совете. Пока же противники изменений охранных зон не всегда выступают убедительно. В нынешних обстоятельствах нужны более четкие формулировки. Иначе сторонники радикальных перемен, бесконечно ссылаясь на разные законы, способны запутать ситуацию и усыпить бдительность.  

Под Покровом

Впервые на заседании Общественного совета при губернаторе предоставили слово «человеку с улицы» - псковичке Инге Алексеевне. Женщина, сидевшая среди зрителей, вышла в центр зала и задалась вопросом: «Турист для Пскова или Псков для туриста?» Женщина была весьма эмоциональна и одновременно язвительна. Выслушав претензии, Андрей Турчак порекомендовал ей пообщаться со съемочной группой НТВ. «Вы можете дать интервью и попасть в новости», - дал совет губернатор.

Во время Совета по культуреЗаседание, казалось бы, подходило к концу. Позиции сторон были озвучены. Приоритеты определены. Следующее заседание назначено на вторую декаду мая. Именно тогда многое должно проясниться. Однако Общественный совет, несмотря на желание Андрея Турчака отложить обсуждение, все-таки принял решение обратиться к не менее спорной теме – «регенерации застройки и благоустройство ближайших окрестностей Покровской башни». Иначе говоря, обсуждали то, что появится на месте бывшего психоневрологического диспансера.


Пограничное состояние

- Когда мы сможем понять – что там будет? - поинтересовался губернатор.

- Не сегодня. Летом, - ответил генеральный директор ОАО «Псковгражданпроект» Аркадий Гинделес.

История с психоневрологическим диспансером, прежде всего, хороша тем, что в ней несколько неожиданных сюжетных поворотов, из которых можно составить целую детективную комедию. Пересказывать все долго. Однако достаточно сказать, что участники Общественного совета безуспешно пытались выяснить – каким образом возник проект, по которому возле Покровской башни должны были появиться две элитные пятиэтажки из стекла и бетона? Особенно если иметь в виду, что пока что в этом месте всякое строительство вообще запрещено.

Аркадий Гинделес  отвечал загадочно и от предложенного им же варианта вяло открещивался, пытаясь создать впечатление, что кто-то неизвестный по-ошибке изобразил проект с двумя пятиэтажками. И не просто изобразил, но подсунул в сейф. Совершенно невероятная история, которая могла произойти только в условиях полной безнаказанности. Когда никто ни за что не отвечает, то возможны такие вот попытки протолкнуть самые абсурдные проекты. Всегда есть возможность, в случае чего, сослаться на случайность.Голышев

После того как проектировщиков несколько дней назад одернул губернатор, они готовы построить возле Покровской башни нечто более скромное – гостиницу. При этом участник Совета архитектор Владимир Шуляковский счел нужным заявить:

- Застроить это место – значит потерять поле ратной славы. Это все равно, что застроить Куликово поле или Брестскую крепость.

Судя по всему, Андрей Турчак настроен не так радикально. Элитные жилые пятиэтажки его возмутили, а вот к  более низкой гостинице он относится значительно лучше. Впрочем, решение о том, что появится и что исчезнет около Покровской башни, еще не принято. Надо подождать еще месяц-другой. И не просто подождать, а все-таки попытаться разобраться в юридических и архитектурных особенностях охранных зон. А заодно и в психоневрологии*.

* Психоневрология (психо- + неврология) - раздел невропатологии и психиатрии, изучающий неврозы и другие пограничные состояния.

 

Фото Андрея Степанова и Алексея Семёнова

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий