Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Уста «MEDIAtorа»

ДонецкийПсковский журналист Александр Донецкий на Псковской ленте новостей отреагировал на мой текст, написанный в предыдущем номере «Городской среды». Вот что он написал на этот раз:

Из текста Александра Донецкого:

«Известный местный журналист, публицист, поэт, романист, эссеист, фельетонист, критик-многостаночник, а теперь еще и драматург, Алексей Семенов избавил меня от - всякий раз - мучительных сомнений и поисков, с чего начать очередной обзор псковских СМИ?
Дело в том, что Алексей откликнулся пространной статьей «Обслуживающий персонал» (сайт «Городская среда» №17) на предыдущий выпуск «MEDIAtorа», где я позволил себе слегка порассуждать о трудной участи псковской журналистики на примере двух ее, по моему личному убеждению, самых ярких и одаренных представителей.

И вот один из них, судя по всему, обиделся. И обидевшись, привел свои аргументы «против», попутно заявив, что автору «MEDIAtorа» свойственна «предсказуемость» и «детская безответственность». Я его, значит, наделил титулом «светоча», а он вона как... стало быть, обиделся человек.

Что до меня лично, то я всегда за полемику, даже с переходом на личности, если нужно, а то скучно. Помнится, мы с Алексеем частенько «полемизировали» в безвременно почившей «Городской газете» под заголовком «Одна книга - два мнения». Правда, частенько как-то так само собой выходило, что наши мнения на рецензируемую книжку совпадали, и никакой «полемики» не получалось. Об одном и том же, только разными словами.

Так вот, я ни в коем случае не собирался умалить несомненных трудовых и гражданских заслуг Алексея Семенова, кои он подробно и дотошно, словно для протокола, собрал и перечислил в своем пространном ответе. И никак не могу помешать Алексею Семенову судиться с Андреем Канавщиковым из-за стихотворных опусов последнего, вернее, из-за различного понимания того, что дозволено поэту (речь в данном случае о Канавщикове), а что - нет.

А вот о пресловутом журналистском «двоемыслии» все же замечу, что оно не только «порок» отечественных СМИ как системы. Или - личный «грех» каждого конкретного журналиста как человека. Так называемое «двоемыслие» - это, если хотите, необходимая профессиональная деформация, подобная, скажем, известному цинизму врачей или взгляду-рентгену следователей прокуратуры, за полсекунды вычисляющих, виновен имярек или абсолютно не при делах.

Что меня поразило в статье Алексея Семенова, так это то, что ему - оказывается! - абсолютно не свойственно журналистское «двоемыслие».

То есть, что получается?

Подавляющему своей массой большинству, 99,99% журналистов оно свойственно, а Алексея Семенова никак не коснулось, он эксклюзивен и в белых одеждах, пускай в журналистике давно собаку съел, да не одну, и даже сам проговаривается о том, что, будучи редактором «Городской газеты», частенько задумывался о том, что можно печатать, а что нельзя. Понятно, из соображений соблюдения корпоративных интересов тогдашнего работодателя.

Здесь мне ничего не остается, как вновь посоветовать Алексею Семенову перечесть «Компромисс» Сергея Довлатова, где и о «двоемыслии», и о порочности системы, и несовершенстве людей творческих профессий сказано много талантливей, чем у нас всех вместе взятых.

Двое-, трое-, четверо- и т. д. -мыслие содержится уже в ежеминутной необходимости выбора слова, фразы, оборота, - что предпочесть, крепкое словцо или обтекаемый пассаж? - иначе говоря, «двоемыслие» - это творческий процесс, не говоря уже о «внутреннем цензоре», который тихо сидит и строго бдит в каждом из нас, - тех, кто взялся за перо или насилует клавиатуру.

И еще: когда я писал о незавидной судьбе и системной несвободе псковских журналистов, то я ни в коем случае не отделял себя самого от этой судьбы и несвободы. Ибо не вина это наша, а общая беда, и от «изуверов-редакторов» никуда не денешься. И принципиальные тексты, не прошедшие цензуры, копятся в ящике стола.

Но вот что меня всегда удивляет, так это желание некоторых «властителей дум» взобраться на какие-то творческие или этические «котурны», и, балансируя на этих шатких ходулях, обозревать «копошение» низкой жизни смертных сих.

Возвращаясь к знаковой для всякого журналиста фигуре Довлатова, напомню, что, по формуле его друга Андрея Арьева, честность и мужество писателя как раз и заключаются в том, чтобы всякий раз уметь отказываться от соблазна, желания непременно залезть на эти воображаемые котурны. Потому что для того, чтобы остаться художником, необходимо «ходить по земле собственными ногами и иногда по ней валяться».

Впрочем, «валяться» или «не валяться» - это, как говорится, дело индивидуального выбора и личного эстетического вкуса».

 

О раздвоении

На мой взгляд, Александр Донецкий напрасно упомянул двоемыслие в смысле «ежеминутной необходимости выбора слова, фразы, оборота». Это слишком далеко уводит от проблемы, которую он сам и затронул в предыдущем своем тексте. Все-таки, не о стиле он говорил. Более того, Александр особо подчеркнул: «формат убил все живое и стоящее, оставив нам в утешение в лучшем случае стиль».

Предыдущий текст был посвящен не вообще журналистике как таковой. В нем говорилось о двух журналистах, в том числе обо мне. Назывались фамилии и издания. Делались выводы. И Александр Донецкий недвусмысленно написал, что он по этому поводу думает. Мы, по мнению Донецкого, «тихо «сдулись», превратившись в своего рода интеллектуальных парикмахеров, некую обслугу при действующей власти», произошло «нечто вроде «кастрации творческих людей», их нейтрализации».

К сожалению, автор не привел ни одного примера. А здесь, на мой взгляд, единственным доказательством мог быть лишь недвусмысленный жест: ткнуть пальцем в статью. Показать пример нейтрализации.

Не стоит уходить далеко в сторону. Большинство читателей поняли правильно. Двоемыслие применительно к журналисту – это когда человек думает одно, а пишет другое, противоположное.


Александр Донецкий удивляется. Двоемыслие «свойственно 99,99% журналистов, а Алексея Семенова никак не коснулось…»

Не знаю, у меня нет таких точных данных. Проценты не высчитывал, но за почти семь лет работы в журналистике не раз встречал людей, которых в двоемыслии не заподозришь. Хотя многие журналисты все-таки менее требовательны к себе.

Свои первые три статьи я опубликовал весной-летом 1984 года в «Молодом ленинце». До следующей газетной публикации оставалось больше 20 лет. Тексты редакторами заворачивались по одной причине: они не соответствовали редакционной политике. Ничего не поделаешь. Зато не приходилось приспосабливаться.

Лишь в июле 2004 года появился следующий опубликованный газетный материал. И то лишь потому, что была создана частная «Городская газета». То есть я был избавлен от того опыта, который имеется у того же Александра Донецкого (работа на телевидении, во многих газетах и в информационном агентстве). Не участвовал я и в предвыборных кампаниях. Рекламных статей тоже не писал. Гордиться тут нечем, но именно так мне было удобнее. Не вижу причин менять привычки. Думаю, что такой не я один.

В прошлый раз я не случайно так серьезно и подробно перечислял тексты, опубликованные в «Псковской правде». Двоемыслие для меня это чрезвычайно серьезная тема. Шутки в сторону. Лучше вообще ничего не публиковать, чем писать то, что не соответствует действительности. Наверное, я много раз ошибался. Возможно, я и сейчас ошибаюсь, ввязавшись в полемику, но, по крайней мере, не нужно кривить душой.

Как мне кажется, формат не может убить текст и тем более убить автора, если сам автор этого не хочет. Ни один формат не обяжет называть черное белым. 

Можно взять любую самую скромную заметку в «Псковской правде».  Я там обхожусь  без псевдонимов и спокойно перепечатываю свои тексты в «Городской среде». Ни один текст не опровергает другой. Только дополняет.

Александр Донецкий посоветовал  перечитать «Компромисс» Сергея Довлатова. Согласен, это классический пример двоемыслия. Довлатов соединил отрывки из газетных статей с рассказами о том, что было на самом деле. Несоответствие не просто давало комический эффект, но и создавало грандиозную картину двоемыслия по-советски. Открывало второе дно. А заодно и второе дыхание. Это, смотря с какой стороны посмотреть.

У меня, конечно, так не получится. И не только потому, что Довлатов – большая величина, и если есть у нас сходство, то только в росте – 1.94 см. Просто у меня нет того советского и постсоветского опыта приспособления. В этом смысле мне крупно повезло. Возможно, я такой привилегии не заслужил, но отказываться от нее не собираюсь. И впредь буду продолжать делать то, что считаю нужным. Уверен, что в России достаточное число пишущих людей, которых еще не нейтрализовали. Да и стыдно быть нейтрализованным той жалкой властью, которая существует сейчас. Это же не сталинский режим, который разбирал по косточкам самых стойких. Сейчас способы давления более гуманны и от чересчур жарких властных объятий легко уклониться.

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий