Добрый великан

печорский органКаждую весну в Печорах начинает звучать органная музыка

Настоящий духовой орган не только музыкальный инструмент, но и, в каком-то смысле, - модель мира. Идеального мира. Орган похож на огромного человека. Доброго великана. Без души здесь, конечно, не обойтись. Отсюда и духовная музыка. Это если выражаться высокопарно.

В лютеранской кирхе Св. Петра не просто музыкальный инструмент, а исторический орган.* Изготовлен в 1928 году известной фирмой «Kriisa». Подобных органов в российской провинции, пожалуй, больше нет. Очень важно, что он сохранил  многое из того, что было заложено мастерами. Это не поздняя переделка. Орган самый что ни есть подлинный. Даже никогда не перекрашивался.

Дополнительную ценность придает то, что печорский орган  сделан в традициях немецких романтических органов XIX века. Музыка, впрочем, на нем исполняется разная: не только Бах, Гендель, Дебюсси, Рахманинов, но произведения современных композиторов.

Приглашение органистов стало возможным благодаря эстонской благотворительной организации «Rohuaia Rist» («Эдемский Крест») и его председателя Эльмита Ваакса.

Небесная музыка в кирхе, расположенной на улице Гагарина, очень уместна. Такая музыка возвышает. Вот она, подлинная космическая музыка.

Нынешний органный сезон в Печорах открылся музыкой Роберта Шумана.

Кристина Нагель (Эстония) выбрала фугу из цикла «Искусство фуги». Это произведение Шумана на тему «B-A-C-H». Причем BACH не столько фамилия знаменитого композитора, сколько буквенное обозначение нот (B - си-бемоль, A - ля, C - до, H - си). Так что Бах во всех смыслах музыкальная фамилия.печорский орган

В первый день, в субботу 14 мая, людей собралось не очень много – человек двадцать пять. Исторический орган в кирхе Святого Петра заслуживает большего. Происходившее можно назвать концертом-службой. Прозвучала музыка немецких и французских композиторов: Иоганна Пахельбеля, Александра Пьера Франсуа Боэли, Леона Боэльманна… Голос священника и певца Урмаса Нагеля придавал происходящему дополнительный смысл. Разумеется, музыка эстонских композиторов (Эдгара Арро и Романа Тоя) тоже звучала. Роман Той хоть и канадец, но родился в Эстонии, где органная музыка распространена. По этой причине орган в Печорах  и появился в то время, когда Печорский район входил в состав соседнего государства.

Судя по поведению присутствующих, молиться в кирху пришло человек пять. Остальных, печорский органпрежде всего, интересовала органная музыка.

После концерта можно было подняться на второй этаж и осмотреть орган не только снаружи, но и изнутри. Не всякий музыкальный  инструмент способен распахнуть перед вами двери. Представьте, что вы оказались внутри рояля... А вот внутри органа - просторно. Вьются узкие свинцовые трубы. Нависают деревянные перекладины. Внутри находились даже штук тридцать обернутых в бумагу кирпичей, видимо положенные для балласта. А снаружи печорский орган напоминает большой красивый дворец, уходящий в небеса. И музыка при очень хорошей акустике звучит соответствующая.печорский орган

В воскресенье там же состоялся полноценный концерт. Из Эстонии приехала органистка Аннели Клаус. Слушателей собралось немного, но все же раза в два больше, чем накануне. Прозвучала не менее редкая музыка Джона Стэнли и Хуана Батисты Хозе Кабаниллеса. Не обошлось без Георга Фридриха Генделя: три арии исполнил певец и преподаватель Марк Кондратьев. Эстонских авторов Юрьё Туулики и Рауно Ремме тоже не забыли. На некоторое время за орган села Кятлин Вахер.

Концертный сезон в Печорах продолжится до осени. Запланированы не менее пяти выступлений. Если каждый новый концерт будет собирать в два раза больше публики, чем предыдущий, то закрыть сезон можно эффектно.

* Первые органы на Руси появились почти тысячу лет назад. Их привозили из Византии. На одной из фресок XI века в Софийском соборе в Киеве изображен пневматический орган-позитив, на клавиатуре которого играет сидящий справа органист, а две фигуры слева от органа - рабочие-кальканты, накачивающие воздух в органные мехи. 

Печорская кирха создана по проекту архитекторов Подкачаева и Крюммера в 1923-1926 годах.

 

Фото Алексея Семёнова

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий