Нам не солдат и им не историк

КнигаВ годы Великой Отечественной войны среди солдат обеих армий – нашей и немецкой – ходила похожая история…

Дело было так. Прислали с пополнением на фронт одного бойца из сибирских таёжных народов. Всё бы хорошо, но дело в том, что он совершенно не понимал по-русски. И, разумеется, был неграмотным. Представляете? Человек не то что танка – велосипеда раньше не видел, и как объяснить ему, что такое современная механизированная война? Часто в ту пору на фронт слали необученных людей.

Поскольку сразу послать его в бой означало погубить без всякого толка, то первое время он был кем-то вроде подсобника: копай, принеси, отнеси. И вот как-то отправили его на кухню за едой для подразделения. Боец благополучно получил пайку, обвесился котелками, взвалил на плечи вещмешок с хлебом и сахаром и пошел обратно в окопы. А идти надо было через лес, и в том лесу иногда немецкая разведка орудовала…

В общем, в подразделение он не вернулся. Прошел вечер, прошла ночь. Все уже решили, что больше никогда не увидят ни его и ни кашу. Но утром со стороны противника началось какое-то шевеление. Раздался грохот, будто кто-то колотил ложкой в пустой котелок, а потом из немецких окопов вылез человек и зашагал в нашу сторону в полный рост.

Красноармейцы насторожились – что это, перебежчик? Или фрицы какую пакость задумали? На всякий случай держали перебежчика на прицеле, пока он не подошел совсем близко, и стало возможным разглядеть его лицо. Да, это был пропавший вчера боец, но в каком виде! Руки у него были связаны за спиной, а солдатские котелки, повешенные за ремень, бренчали, как коровье ботало. На груди у бойца был плакат, написанный по-русски: «Нам не язык, и вам не солдат!». Из немецких окопов раздался громовой хохот и шуточки. Неудачливый кандидат в «языки» благополучно вернулся к своим, только кашу немцы съели да синяк под глазом поставили.

А что им ещё оставалось делать? Когда их разведка привела «языка», они обрадовались, да преждевременно. Выяснилось, что от этого красноармейца невозможно ничего узнать по двум причинам: он сам ничего не знает, а главное – он ни слова по-русски. Попытки объясниться с ним по-казахски, по-грузински, по-армянски и на языках других крупных советских народов тоже были напрасны. Возможно, где-нибудь в Берлине и был специалист по языкам сибирских народов, а возможно и нет. В любом случае, ценность данного «языка» равнялась нулю, и немцы, пораженные данным фактом (майн гот, кого только в Красную Армию берут!) решили не отправлять его в лагерь военнопленных, а пошутить. Всё равно от такого солдата толку быть не может – по их представлениям.

Ну, тут они ошиблись. Со временем незадачливый «язык» освоился на передовой, научился говорить по-русски, и стал знаменитым разведчиком. Прошел всю войну, был награжден орденами и медалями. Так что фрицевское высокомерие и презрение к «недочеловекам» им дорого обошлось. Самое интересное, что, судя по всему, в годы войны было несколько похожих случаев, и их на свой лад потом вспоминали наши и немцы.

С чего я вспомнил вдруг эту историю? На днях мне попалась антикнига некоего генерала Волкогонова «Советский солдат». Книжка – просто прелесть, 365 страниц отборного словоблудия. Издана ещё при Советской власти, крупным тиражом. Её можно читать, а можно не читать – результат будет один и тот же, ни одной мысли в голове не появится. Есть такие загадочные тексты – слова все вроде знакомые, а смысл ускользает. Прочтешь, и не можешь сказать, о чем читал. Вот и эта антикнига не имеет ни малейшей пользы – из неё невозможно узнать абсолютно ничего. Автор просто объедал СССР, а когда съел полностью (не один, разумеется), стал обгладывать РФ. При Ельцине он устроился кем-то вроде главного демократического военного историка.

Но мне почему-то кажется, что никакой пользы «демократам» генерал Волкогонов не принес. Чтобы обливать грязью советский строй, нужен хоть какой-то умишко. К примеру, я не верю Виктору Суворову с его антисоветскими романами, но вижу, что это труженик, хотя и весьма специфического склада. Не люблю Владимира Войновича, но признаю его наблюдательность и остроту ума. В случае же с генералом Волкогоновым говорить о трудолюбии и уме не приходится – это полнейший халтурщик. Натужно и фальшиво он восхвалял Советский Союз и КПСС, так же натужно и фальшиво стал очернять. Читаешь «Советского солдата», и испытываешь только одно чувство – жалость к автору. Люди такого склада и на воле живут, как в тюрьме. А всё из-за неё, ненавистной работы (треть жизни мы работаем – это значит, что любой паразит, вынужденный трудиться, сам вычеркивает из своей жизни лет двадцать-тридцать).

Если бы российские «демократы» были в самом деле демократами, они бы сто раз подумали, кого берут себе в историки. Но, к счастью для Волкогонова, Ельцин был таким же президентом, как он – генералом. Два халтурщика нашли друг друга.

Честные же люди всех политических убеждений могут сказать про генерала Волкогонова только одно: «Нам не солдат, и им не историк». И они не ошибутся.

 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий