Академическое убийство

Максим ПлехановПроще всего на этот спектакль было вообще не попасть. Малый зал псковского драмтеатра и без того небольшой, но когда демонтировали первый ряд, то стало понятно: премьера организована для совсем уж узкого круга лиц. Почти все места раскупили студенты индустриального колледжа.

И все же на премьеру меня с трудом, но пустили. Не уверен, что пустят в следующий раз.

Александр Молчанов стал известен не тогда, когда по его сценариям снимались милицейские сериалы. Миллионы телезрителей совершенно не интересовались тем, кто сочиняет бесконечные криминальные сюжеты.

Молчанова заметили только тогда, когда он начал писать пьесы в духе «новой драмы». Казалось бы, ничего особенного, но профессиональная хватка и знание материала пригодились. Пьеса «Убийца» как раз из этой серии.

Псковский театр в последнее время склонен предоставлять сцену для рискованных постановок. Не уверен, что этот риск всегда оправдан. То, что, возможно, приемлемо в московском подвале, в академическом театре провинциального города выглядит чрезмерным. Но петербургский режиссер Андрей Трусов не боится переходить границы. МакДоноха* в Пскове в этом сезоне он уже поставил. Теперь наступила очередь Молчанова.

Новый спектакль – еще одно доказательство того, что труппа нашего театра очень разнородна. Единое целое сотворить трудно. И все же Андрею Трусову многое удалось. Присутствие на сцене Максима Плеханова существенно облегчило задачу. Но радоваться я бы не спешил. Исходный материал не позволяет рассчитывать на прорыв. Пьеса Молчанова, при всех ее достоинствах, заигрывает со зрителем и, хотя бы отчасти, паразитирует на не слишком изысканном вкусе. Нецензурная лексика на сцене – очень формальный способ привлечь внимание. Несколькими пущенными в зал фразами достигается внешний эффект. Но на одном внешнем эффекте далеко не уйдешь.

* Ирландское рагу // Городская среда, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=755

ДОЛГ УБИЙЦЫ («Псковская правда – Вече»)

В новом спектакле Псковского театра драмы играют в ножички. Это опасная игра.

Пройти по лезвию

У студента по кличке Дюшес (Максим Плеханов) проблемы. Он понимает, что никакого Бога нет. Хотя не исключен «какой-нибудь энергетический сгусток в космосе».  Мало того, что с Богом неопределенность. Выясняется, что денег нет тоже. Когда нет ни Того, ни другого, то именно тогда и начинаются настоящие проблемы. Студенту предлагается либо вернуть 12 тысяч рублей, которые он задолжал, либо получить 50 тысяч с еще одного должника. В противном случае, придется долг отработать и должника убить. Таков Андрей Трусовотныне его долг. Для его исполнения требуется отправиться в другой город. Некто Сека (Николай Яковлев) предусмотрительно отправляет с Дюшесом «надсмотрщицу» Оксану (Екатерина Миронова). Так начинается спектакль «Убийца» по пьесе Александра Молчанова.

После спектакля я спросил у режиссера Андрея Трусова: нельзя ли было обойтись без мата на сцене?  Андрей Трусов ответил так, как принято отвечать в подобном случае. Мат несет смысловую нагрузку, употребляется в спектакле «всего семь раз» и призван «резать слух зрителя и шокировать». В 2011 году слышать такой ответ было как-то странно. Матом сейчас не удивишь и не шокируешь. Скорее наоборот. Если бы его вдруг не было, вот тогда бы это был шок. Мат и прочие вульгарности отвлекают от главного. Стремление окончательно размыть границы дозволенного, намертво скрепить искусство и жизнь чаще всего не возвышает, а принижает. А то и унижает. Особенно если в зале молодые зрители.

Превращение

Усилиями сценографа Анастасии Фадеевой на Малой сцене Псковского академического театра драмы появилась целая детская площадка из металлических труб. Задействован каждый сантиметр пространства. Все функционально и многозначительно одновременно. Насыщенность такая, что пришлось даже снять первый ряд кресел. В результате пространство освоено полностью. От него - стопроцентная отдача. Обо всем остальном то же самое сказать трудно.  Пришлось даже выяснять: действительно ли у Дюшеса и Оксаны Спектакль возникает любовь? Да, объяснили мне, возникает. А потом наступает перерождение. Допустим.

Перерождение я увидел, а любовь – нет. Герои живут самостоятельной жизнью. Питаются от своих воспоминаний и переживаний.  «Надсмотрщица» превращается в «невесту». Мама (Людмила Масленникова) проявляет понимание. Судьба вообще оказывается великодушна. Жизнь не только испытывает, но и вознаграждает. Происходящее наводит на мысль, что без Бога все же не обошлось.

Звездная пыль

В «Новой драме», как обычно, основная нагрузка лежит на тексте. Герои пересказывают свое прошлое и настоящее. Выворачиваются наизнанку. Комментируют свою мелкомасштабную жизнь. Самим драматургом заложен именно пересказ эпизодов. И в этом смысле придраться к актерам трудно. Очень оживляет действие музыкальный комплект: Земфира, Гражданская оборона, Волков-трио, Леонид Фёдоров… По сцене прыгают танцоры из группы Kor & Kary. Добавляем сюда песенку на музыку Алексея Рыбникова из «Большого космического путешествия» («Я тебе, конечно, верю…»). В каком-то смысле, герои «Убийцы» тоже отправляются в большое космическое путешествие. Так что появление в конце на звездном небе созвездия «УБИЙЦА» не случайно. Заодно у главного героя появляется возможность все-таки выяснить: есть ли Бог на самом деле?

Новый спектакль подтвердил, что Андрей Трусов, скорее всего, лучший режиссер, который в последнее время проявил себя  на сцене псковского театра. А Максим Плеханов – самый перспективный псковский актер. Игра Николая Яковлева тоже обнадеживает. Однако главный вывод, который я сделал, звучит так: если в Малом зале демонтировать еще пару рядов, то аншлаг обеспечен на много лет.

 Фото Андрея Степанова

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий