Пятая империалистическая

Курбатов и ПрохановАлександр Проханов настаивает, что под Изборском в небе видели огромные усы Сталина. Нашлись и свидетели – богомольцы. Они утверждали, что возле так называемого Священного холма «разверзлись ночные небеса, и казалось, в буре света бойцы в плащ-палатках несут багряное знамя, и над ними острокрылый ангел трубит в золотую трубу. Пронеслись и исчезли. Медленно, среди туч, окруженный ночными звездами, проступил туманный лик».

Это, по версии Проханова и богомольцев, случилось накануне Дня Победы (но не в этом году). А накануне нынешнего Дня пограничника в Псковскую область нагрянул другой десант. До появления этого десанта было непонятно – что же делать в России с модернизацией. Как развивать науку?

Теперь все стало на свои места. К Священному холму приехала кавалькада из 15 автомобилей «вольво», разрисованных коронами и надписями о Пятой империи и симфонии. Цель приезда – по-быстрому одухотвориться, зачерпнуть священной земли и отправить ее в инновационный центр Сколково под Москву.

Идея настолько проста, что странно, что она раньше никому в голову не пришла. Даже академику Петрику. По-видимому, вскоре в российской науке произойдет революция.Симфония Пятой империи

А пока революция еще не произошла, прозаик и собиратель земли русской Александр Проханов представил в Приказной палате Псковского кремля свой 15-томник.

Знакомые черты

Творчество Александра Проханова – литература на любителя. Причем не столько любителя изящной словесности, сколько любителя Больших Идей (непременно с большой буквы).  В последние годы Проханов склонен описывать жизнь в жанре, который я бы обозначил как империалистический сюрреализм. Это очень специфический жанр. Одних читателей он приводит в недоумение, других – вдохновляет на подвиги.

В романе «Холм» главный персонаж - писатель Коробейников, в котором угадываются черты самого Проханова, предстает перед читателями в исторический момент.  «… Ему вменялось достичь Пскова… Один, невидимый миру, он спасет Россию от гибели, убережет страну от распада, вернет народу былую мощь и величие. Таков был мессианский смысл послания». Спасение мира – занятие непростое и временами опасное. Не случайно, в «Холме» одного из псковских вице-губернаторов застрелил киллер. В жизни, к счастью, все было не так жестоко.

Плечо к плечу

Бологов и ПрохановПрезентацию 15-томника в Приказной палате Псковского кремля Александр Проханов устроил не случайно. Тем более что вокруг висели фотографии, сделанные Борисом Скобельцыным. Проханов любит рассказывать о своей дружбе с людьми, восстанавливавшими послевоенный исторический Псков. В том числе и со Скобельцыным. Но так как все нынешние рассказы проходят под знаком строительства Пятой империи, то услышанное приобретает дополнительный смысл. Трудно себе представить Бориса Скобельцына в качестве архитектора-реставратора Империи, плечо к плечу с Александром Прохановым. Гораздо легче вообразить Проханова рядом с Валентином Курбатовым или Александром Бологовым. Собственно, и воображать ничего не надо. Они на презентации 15-томника (изданного в прошлом году в издательстве «Книговек») были, слова произносили, руки пожимали. Особенно крепкими получились объятия Проханова с Бологовым. Так могли бы обниматься Пушкин с Гоголем.

Пришли и Сергей Биговчий, Александр Голышев

Видение кавалькады

На следующий день я поговорил с Александром Прохановым по телефону. Писатель в это время как раз находился возле Священного холма.

- Александр Андреевич, что не вошло в 15-томник?

- Туда не вошли так называемые индустриальные романы, написанные в советское время. Туда не вошли романы «Стеклодув» и «Пепел». Туда не вошел только что вышедший роман «Алюминевое лицо», странным образом связанный с Псковом. Туда много чего не вошло.Курбатов с книгами Проханова

- Несколько лет назад вы мне сказали, что «сами себе главный оппонент». А сейчас с самим собой прошлым по принципиальным вопросам вы расходитесь?

- Мне 73  стукнуло в этом году. У человека моих лет столько этих самых «прошлых». И эти «прошлые» друг с другом находятся в таком конфликте, что мне сегодняшнему полемизировать со всем моим прошлым довольно трудно. Из этого прошлого я время от времени выбираю тот фрагмент, который мне более ненавистен, и веду с ним полемику.

- В таком случае, какой из них самый ненавистный сегодня?

- Сегодня, наверное, тот момент, когда я был еще эмбрионом. С четвертого месяца до шестого.

- А теперь, если можно, о будущем. Один из ваших самых заметных проектов – Священный Холм.

-Да-да-да.

- Каково его будущее? Мне кажется, что он становится все больше, но о нем слышно все меньше. Это так?

- Может быть вы и правы. Но ясно, что этот Холм не превратился в груду камней и песка. Он – живой. Он стал местом ритуальных мистерий. К нему приезжают молодожены. В дни всевозможных празднеств – и государственных, и культурных, -  в Печорах и Изборске они проходят вокруг Холма. К нему по-прежнему приносят земли и молодые люди, и старики. В Холм присылают земли со всей России. Вокруг происходят удивительные вещи. Мистические таинственные видения. Знамения. Мой приезд сегодня с кавалькадой автомобилей «вольво», состоящей из 15 блестящих машин, - это тоже часть приношения Холму.

Очень прохановский ответ. 15 блестящих машин, словно бы 15 томов его собрания сочинений. Мистерия, не иначе. Если положить все 15 томов стопкой, то тоже получится небольшой холм. Может быть, он не такой священный, но все-таки достаточно заметный.


- Александр Андреевич, в Москве на книжной ярмарке, когда вы полемизировали с Лимоновым,  у меня сложилось впечатление, что вы, как и он, - национал-большевик. И вся разница между вами – в отношении к Путину. Вы с этим не согласны?

Проханов- Я все-таки думаю, что между Лимоновым и мной довольно большая разница, хотя мы и товарищи, и друзья. Общее и в нем, и во мне то, что мы оба – левые, леваки. Грубо говоря – красные. Но он абсолютный революционер. Революция для него является самой главной исторической стихией. А для меня главной исторической стихией является государство и империализм. Я не уверен, что Лимонов, как я, является сталинистом. Скорее, он троцкист. Он человек, который ратует за перманентную революцию, за пермантентный исторический динамизм. И здесь наша разница очевидна.

- Сталин, можно сказать, убил Троцкого. У вас нет желания расправиться с Лимоновым?

- У меня возникает периодическое желание кого-нибудь убить.

- Надеюсь, что до этого не дойдет.

- Ну конечно, тем более что мы с вами разговариваем по телефону…

Алексей СЕМЁНОВ


Так получилось, что «Городская газета» и «Городская среда» в последние годы очень часто пересекались с Александром Прохановым. Текстов о нем и о его книгах написано немало. В этом номере мы публикуем три. Они, написанные два-три-четыре года назад, позволяют пристальнее посмотреть не только на творчество Проханова, но и на природу российской власти.  В этом случае очень отчетливо проявляются абсурдность и карикатурность путинского режима. Проханов щедро наделяет Владимира Путина ангельскими и даже божественными чертами, и совершенно этого не стесняется.  Проханов как человек целеустремленный и работоспособный, в каком-то смысле, живое олицетворение российского империализма: наивного, по-детски жестокого, беспомощного, но навязчивого.  

За прошедшие годы творение Проханова из Священного кургана незаметно превратилось в Священный холм. Ушли из жизни некоторые сторонники строительства. Но главное никуда не ушло. Речь о неистребимом желании устроить на российской границе мистерию в духе псковского карнавала.
Редакция

Из архива «Городской газеты для жителей Пскова» и «Городской среды»

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

Часть I. Весна 2007 года

Империя под курганом

Все это было, было, было,
Свершился дней круговорот.
Какая ложь, какая сила
Тебя, прошедшее, вернет?»
                      Александр Блок

В Пскове в пресс-службе областной администрации состоялась встреча с писателем Александром Прохановым.

В наш город Александр Проханов приехал не столько в поисках литературного вдохновения, сколько с целью строительства. Он решил построить в России Пятую империю («Империю Света»). Начало этому, по мнению писателя, может послужить создание Святого кургана неподалеку от Печор и Изборска. В этом его поддержал предприниматель и советник нижегородского губернатора Александр Нотин. Он тоже принимал участие во встрече с журналистами.

Марш империалистов

Империалистом Проханов был всегда. И в советское время, и уж тем более тогда, когда распался СССР. Проханов в 1991 году был доверенным лицом генерала Альберта Макашова. В том же году он поддержал ГКЧП, а в 1993 году - Александра Руцкого с Русланом Хасбулатовым. Основал позднее запрещенную оппозиционную газету «День». В 1996 году выступил на стороне Геннадия Зюганова. Потом последовал какой-то не очень понятный период общения с Борисом Березовским, следствием которого стал роман Господин Гексоген» (о взрывах домов в Москве).

Журналистская деятельность Проханова в газете «Завтра» не менее заметна, чем писательская. Он умудрился через тайные каналы взять интервью у находящихся в местах заключения Михаила Ходорковского и Квачкова. Квачков, напомним, подозревается в покушении на Анатолия Чубайса. «Мне бы хотелось, чтобы Квачков в покушении участвовал, и затея его удалась, и он бы не понес за это никакой ответственности», - сказал как-то православный человек Александр Проханов. С некоторого времени он стал сторонником Владимира Путина и с тех пор допущен к телевизионному эфиру.

О Путине Проханов пишет не только в своих статьях. В романе «Политолог» нынешний президент вообще оказывается переодетой женщиной. Столь необычный поворот сюжета писатель объясняет тем, что «глубоко женственна сама природа Путина: располагать, очаровывать… У нас были личные встречи. Да, он очаровывал. Все прошло после первых же его обращений к граду и миру. Я обнаружил главную тайну его программы: патриотическая надстройка на неолиберальном базисе. Даже при Ельцине такого не было. Это касается и отъема льгот, и окончательного истребления социальных функций государства». Но, пожалуй, очарование у Проханова все-таки до конца еще не прошло. Иначе бы он не поддерживал идею третьего срока для действующего президента.

Внутренняя империя

Именно о Путине я Проханова и спросил: «В своей статье «От Савла к Павлу» вы сравнили Путина с Иваном Грозным, а его ближайшее окружение с опричниками. В контексте статьи это выглядело похвалой. Что вам нравится в опричниках и Иване Грозном?» «Вы хотите от меня услышать, что мне нравится его жизнь в Александровской слободе и кровавый поход на Новгород и Псков?» - отреагировал Александр Проханов.

«Нет, я не это хочу услышать», - совершенно искренне сказал я. Александр Проханов не так прост, чтобы публично делать столь опрометчивые заявления. 

«Я думаю, что Грозный был последний империалист Второй Русской империи. - Автор романа «Господин Гексоген» с удовольствием углубился в историю. - Именно при Грозном мы получили Сибирь. Были разрушены угрозы с Волги. По существу и в Крыму приутихло. Была создана базовая основа для Русской империи. Его деятельность, его реформы, его очень энергичное вторжение в монополии региональных князей и баронов породило колоссальное недовольство. И эту деструкцию Грозный попытался сокрушить через жесточайшие походы на Новгород и Псков. Он рубил головы заговорщикам. Но это не решает проблемы. Сталин в свое время тоже уничтожал… Но эта оппозиция позднее костями и кровью проросла, и при Горбачеве мы получили такой оффронт невинных и винных убитых и замученных… Эти удары, которые наносил Грозный по России, породили деструкцию, смуту. И все меньше и меньше у Грозного было союзников. Одни бежали в Литву, как Курбский, другие, как Колычев, восстали против нее. И тогда Грозный озаботился созданием своей пресвитерианской гвардии, приближенных людей, своей опричниной, людей ближнего действия… Я думаю, что Путин создал эту когорту силовиков, как опричников. В этом есть огромный дефект. В этом проецируется его неуверенность, его боязнь взять людей со стороны, неверие в вас, в меня, если мы не питерские. Элита, вся, - она продажна, она коррумпирована. На нее нельзя опереться. Элита бежит на Запад. Деньги они хранят там. Вот этот страх опереться на неверных людей порождает в Путине необходимость окружать себя верными людьми. И поэтому у нас министр обороны делает шкафы, по существу. Это драма. Питерцы – это не бесконечный запас. Кадровый ресурс Путина исчерпан. Кадры должны являться с других мест, с другого поколения».  Так ответил Проханов и снова вернулся к теме строительства Святого кургана на псковской земле.

Пятая симфония, гипотетическая

Святой курган планируется возвести в нескольких километрах от Старого Изборска. Землю возьмут с Труворова городища, с берега Теплого озера, возле Вороньего камня, из Свято-Елизаровского монастыря, с места обороны Пскова от войск Стефана Батория, с петровских бастионов, с могилы Пушкина, со станции Дно, оттуда, где рождалась Красная Армия и где погиб Александр Матросов. Не забыл Проханов и памятник воинам 6-й роты, и места, где жили старцы Николай Гурьянов и Иоанн (Крестьянкин.) Это и есть, по мнению Проханова и его соратников, символы всех русских империй, которых, будто бы, насчитывалось четыре. Пятая вроде бы строится на наших глазах.  Первая, как пояснил Проханов, это языческая Русь (отсюда и Труворово городище). Вторая – Русь христианская, связанная, прежде всего, с именем Александра Невского, а затем и с созданием Московского царства (теория «Москва – третий Рим» рождена на Псковской земле). Романовская империя названа Прохановым Третьей. Ее символизируют Петр I, Святые Горы с Пушкиным, отречение последнего царя из рода Романовых. Следующая империя – Красная, то есть СССР. И теперь мы вроде как движемся в сторону Пятой империи. Как выразился Проханов, сочиняется «Симфония Пятой империи». И сочинять ее надо непременно на рубеже со странами НАТО. Здесь, видимо, акустика лучше. А собирание земель (для начала, в кургане) - это такой метафизический проект.

Впрочем, это будет, оказывается, не только собирание земель. «Надо заварить новую кашу, новый имперский замес». Можно будет  приносить в курган землю из своих огородов, с могил. И не только землю, но и часы, перстни… Про золотые зубы Проханов ничего не сказал.

К кургану «пойдут ветераны, беременные женщины, просто зеваки…» Живо представляю себе эту картину. Не знаю, что произойдет потом, но телевизионная картинка может получиться эффектной. А звук, во избежание недоразумений, можно и отключить. 

Проект, по словам Проханова, уже поддержали Геннадий Трошев, Савва Ямщиков, Никита Михалков, Валентин Распутин, Валентин Курбатов… В СМИ среди сторонников возведения кургана упоминались и Георгий Василевич, и Валерий Лещиков… На пресс-конференции в Пскове Александр Проханов вспомнил имена «своих псковских друзей, которых похоронил»: Леонида Творогова, Бориса Скобельцына, Всеволода Смирнова…

Не убежден, что Борис Степанович Скобельцын поддержал бы прохановскую идею создания Пятой империи.

Вместо вавилонской башни

На вершине всей этой пирамиды, в смысле – кургана, будет стоять крест. Широкие массы, возможно, не сразу проникнутся этой идеей. Но Александра Проханова подобное не смущает. «Можно, конечно, пригласить на открытие Ксению Собчак и ее контингент, - пошутил Проханов. – Но тогда вместо креста надо будет ставить зеленого змия». Освещать акцию открытия придется второму каналу Российского телевидения. Фильм предстоит снять небезызвестному режиссеру Аркадию Мамонтову. Его специфические таланты многим известны.

Короче говоря, на наших глазах реализуется, пожалуй, самый крупномасштабный постмодернисткий проект Александра Проханова. Как сказал в свое время в интервью Дмитрию Быкову сам Александр Проханов, «я борюсь со своим безумием, сбрасывая его публике». Сброс, судя по всему, происходит успешно. Вот уже и федеральные деньги инициаторы проекта надеются для кургана получить, а «Печоры привести в чувство». Псков благодаря всему этому станет «духовным центром, потом пойдут инвестиции, приедут серьезные люди…» Москва под это дело не подходит, потому что она «Вавилон, наполненный тяжелой энергией. Там слишком много казино и притонов». Лишь бы, как выразился Александр Нотин, строительство кургана «не стало «живопыркой» по отмыванию денег». Советник нижегородского губернатора считает, что не станет.

Соловьиная роща

Нет, все-таки не случайно Проханова в советские времена прозвали соловьем генерального штаба. Он, прежде всего, – мифотворец. Помнится, первый раз я приобщился к его творчеству, когда служил в армии. В руки мне попалась роман-газета с «Деревом в центре Кабула». Никакого отношения к той советской армии, в которой служил я, советская армия Александра Проханова не имела. Да и нынешние его идеи – скорее не идеи, а мифы. Он до сих пор думает, что Красная армия разбила немцев под Псковом в феврале 1918 года, а  Николай II отрекся от престола на станции Дно. Но это все пустяки по сравнению с главным. А главное то, что Проханов надеется  только на империю. Меньшего ему не надо. События вокруг «Бронзового солдата» он называет «русским восстанием в эстонском гетто». Мыслит по-прежнему категориями войны с враждебным окружением. Войну эту, по его собственному выражению, называет «национально-освободительной борьбой только из-за политкорректности». Ориентиры у него – в странах третьего мира. (Мандела в ЮАР, Арафат в Палестине, Кастро на Кубе). Китай, конечно, тоже забывать нельзя.   

Колыбель империализма

Проект Проханова внешне, безусловно, эффектен. Но, по-моему, не столь безобиден, как может показаться. Смысл в нем действительно есть. Это не просто борьба «со своим персональным безумием». Это очередная попытка разбудить народные силы, которым предстоит поддерживать нынешнюю власть в ее борьбе с окружающим миром. Но, в таком случае, более символично и более честно было бы построить на границе с Евросоюзом стену на подобии Китайской или хотя бы Берлинской. И грозно озирать с ее высоты наших потенциальных противников.

Не знаю уж, построят ли Святой курган к июлю или августу этого года. Но стену уж точно не построят. И уже одно это радует. Пускай тогда лучше курган, потому что курган – это могила. Ведь когда-то большевики без задней мысли говорили, что «мавзолей – колыбель революции». Могила как колыбель, что может быть двусмысленнее? А результат известен. Красной империи, выражаясь словами Проханова, нет. А Россия есть и будет. И совсем не обязательно ей становится имперской. Слишком дорогое и кровавое это удовольствие. И лучше всего об этом знали Иван Грозный, Петр I, Сталин… Догадывается об этом и Александр Проханов. Но говорить такое в полный голос он не будет, потому что это не вписывается в его новый постмодернистский проект. 

Алексей СЕМЁНОВ

 

Часть II. осень 2008 года

Русское чудо

Проханов А.А., Холм: роман / М.: Вагриус, 2008. – 384 с.

На псковской земле уже больше года строится то, что теперь принято называть Русским чудом. У кого-то оно вызывает восторг, кого-то смешит, у кого-то вызывает оторопь. Что вы хотите? Чудо.

Александр Проханов шагнул в создании тотальных инсталляций* значительно дальше, чем Илья Кабаков - самый известный на Западе российский художник. Кабаков показывает свои трехмерные инсталляции вроде «Жизни мух» или «Туалета» где-нибудь на «Винзаводе» или «Гараже». То ли дело - Проханов. Никаких мух. Одни котлеты.

Это вам не кабаковский советский коммунальный быт, это вам не «Игра в теннис».

У Проханова вместо бывшего здания автобусного парка – огромное русское поле. Вместо вагона – Холм, причем непременно Священный. И искусство бесцеремонно врывается в жизнь. Вихрь подхватывает и приносит к новоявленному Священному Холму активистов «Единой России» и «Молодой Гвардии», школьников, студентов, солдат, священников, реставраторов, литераторов... А спустя некоторое время все это получает печатное моральное оправдание на триста восьмидесяти четырех страницах.

Прозрачный намек

Проханов все последнее время параллельно возводил целых два холма. Один  - тот, что под Изборском. Другой – роман, на страницах которого мы можем обнаружить писателя Лимонова, шахматиста Каспарова, политика Немцова, телеведущего Соловьёва, композитора Журбина…С ними Проханов не церемонится. Журбин, например, кажется рассказчику «розовым липким моллюском с чуткой перламутровой слизью». Вдова петербургского мэра сенатор Парусова  – так та вообще появляется в пансионате «Плесков» голая и прямо на берегу отдается своему охраннику. Появляются в романе и фигуры областного масштаба. Псковичи. Читаешь и перебираешь фамилии. Кто бы это мог быть? Гавунас? Почернин? Севастьянов?

Больше всего не повезло некоему псковскому вице-губернатору по фамилии Мельпоменов. Хороший человек. Хотя бы потому, что любит романы Коробейникова. Но пуля киллера настигает его прямо на берегу Великой. Во время массового праздника. Заказали вице-губернатора, судя по всему, депутаты-предприниматели из Псковского областного собрания. Некоторые люди, успевшие прочитать роман, почему-то подумали о действительно существующем вице-губернаторе М. По-моему, это совсем не так. Кто общался с Прохановым во время недавнего его приезда, тот должен помнить его более чем прозрачный намек. Прототип жертвы киллера – действительно известный в Пскове политик. Но принадлежит он другой ветви власти.

Перст указующий

Книга действительно могла бы получиться если не интересной, то хотя бы  забавной. Однако мешает темперамент автора. Его все время переполняют чувства. Он постоянно восхищается, изумляется… Метафоры налезают друг на друга. Кажется, еще немного, и они, неподвластные автору, сцепятся и задушат друг друга. А заодно и все вокруг.

Альтер эго Проханова писатель Коробейников предстает перед читателями в исторический момент.  «… Ему вменялось достичь Пскова… Один, невидимый миру, он спасет Россию от гибели, убережет страну от распада, вернет народу былую мощь и величие. Таков был мессианский смысл послания».

Все уже догадались, что речь о Священном Холме, который с подачи  Проханова, возвели в прошлом сентябре на колхозном поле под Изборском. «… Холм был квашней, где созреет новое русское время… он (авт. - Коробейников-Проханов), государственник,… был выбран для этой мистерии. Невидимая миру, мистерия воздействует на ход времен, повлияет на судьбу России… Он был избранник. Вел машину в Псков, повинуясь персту указующему»…

Но прежде чем ринуться на встречу судьбе, Коробейников общается со своей семьей. И тут выясняется, что люди даже в семейном кругу не могут изъясняться по-человечески. Чтобы вы сказали, если бы услышали от дочери: «Ты наш патриарх, прародитель… Ты возглавляешь наш многолюдный и суматошный род. Ты откликаешься на каждый наш зов, на каждую нашу просьбу. Помогаешь не только делом, не только советом, но и просто своим присутствием среди нас. Ты – лучший из людей, кого я когда-либо знала. Я тобой горжусь, перечитываю твои книги, слежу за твоими телевизионными передачами…» А что же патриарх-Коробейников? А он, оказывается, «внимательно, с серьезным видом внимал, принимая дар дочернего поклонения…» Читать все эти выспренние речи невыносимо, но надо.

Сын рассказчика от своей сестры тоже не отстает:

«Хочу сказать тебе, папа, - сын был строг, сосредоточен, преисполнен сдержанного волнения… - …ты беззаветно служил стране, рисковал на войнах, без устали работал…. Когда пришла пора тебя поддержать, в девяносто третьем году мы были рядом с тобой, на баррикадах Дома Советов…»

Вот таким вот языком изъясняются положительные герои этого странного романа. Но ловить автора на слове как-то не охота. Наоборот, появляется желание его пожалеть, потому что перед нами не просто очередной роман. Александр Проханов написал Завещание. Как мог, так и написал. С той долей искренности, на какую способен. Вложив туда весь талант, какой ему был дан свыше. Он не изменил себе. Отсюда и непроизвольная жалость, возникающая при чтении. А вдруг, он действительно так думает? Такими словами мыслит.  Что же теперь, переучивать его? Поздно. Тем более что речь-то идет о Родине. А Родину он любит искренно, всерьез. До самоистязания. И ненависть к чужому – неотделимая часть этой любви.

Червяк, разрубленный на куски

Самых главных злодеев (в романе это Немчинов-Немцов) он наделяет прямо-таки демоническими качествами. Для этого рядовая перебранка в программе «К барьеру» превращается едва ли в битву народов. Для убедительности Проханов вкладывает в уста Немчинова слова, которые его прототип никогда бы не произнес. «Ваша русская история! – ненавидяще кричал Немчинов, - это бессмысленный длинный червяк, разрубленный на куски!». С такими демонами легко спорить и легко побеждать. Что, спрашивается, Коробейников так напрягался? Одним мизинцем можно было с Немчиновым расправиться.

Но прием все-таки характерный. В реальной жизни люди, подобные Проханову, таким же образом изобретают себе врагов и начинают успешную борьбу с ними. Рецепты подобной кухни читайте в романе «Холм».

Тем временем, Коробейникова заносит-таки в Псковскую область.

«… Вифлеемская звезда была крупным метеоритом… Она упала именно здесь, под Псковом… Коробейников восхитился. Не было ни тени неверия…»

Лишь посвященные знали об этой великой тайне. Гитлер, например. Он отправил туда особый отряд СС. Следопыты-эсэсовцы камень (он же – осколок Вифлеемской звезды) возле деревни Будник нашли и прикладывали к нему раненых летчиков Люфтваффе. Позднее хотели вывести камень в Германию, провели железную дорогу, но партизаны ее подорвали. Вторым посвященным был Берия. Он предложил распилить камень и облицевать им здание МГУ. Но самым мудрым, естественно, оказался Сталин. Вождь собирался воздвигнуть над камнем огромный православный собор. Но не вовремя умер. А негодяй-Хрущёв велел камень взорвать. Бедный сапер…

Ноев ковчег

Коробейникову приходится непросто. Он вспоминает свои беспорядочные связи, особенно – внезапный секс с девушкой-горбуньей. Возле памятника-парашюта в Черехе его, заступившегося за проститутку, избивают милиционеры. Но у него есть цель, выше которой быть ничего не может. Холм это не просто холм, он «подобен ковчегу, который ему, по повелению Божьему, надлежало построить… Как русский Ной, превозмогая смертельную немощь, он соорудит свой корабль. Возьмет в него все русские святыни… И тогда от них поведется новая, сбереженная от потопа Россия».

Мало было в Псковской области людей, которые понимали Коробейникова. Вице-губернатор Мельпоменов (но его убили). Настоятельница монастыря из Елизарово (в романе названная Ефросиньей)… Вот она, пожалуй, олицетворяет у Проханова силу, способную сберечь Россию от потопа. Ей внимают даже депутаты-миллионеры. Это она учит их бескорыстию и смирению. Это она подхватила идеи старца Филофея, и теперь исполнена «государственного и религиозного Подвига». Определенно, роман «Холм» должен иметь некоторый успех у жителей Елизарово.

Был еще на Псковской земле старец Иоанн Крестьянкин (который, будто бы, повернул Путина на путь истинный). Этакий президентский советник вроде Суркова. Но его тоже не стало. Как и старца Николая Гурьянова. Но есть еще русский Ной, есть «Молодая гвардия», есть приезжие хоругвеносцы и вообще все то, что автор именует в романе Русским чудом. В конце концов, есть исламисты из движения ХАМАС, которые, по словам Проханова, вызвались принести на Священный Холм  свою землю. А это значит, что у романа «Холм» может быть продолжение.

Алексей ВЛАДИМИРОВ

Часть III. Осень 2009 года

Магический реализм

«- Не стреляйте, - сказал капитан, обращаясь к Хосе Аркадио. – Вы ниспосланы мне Божественным Провидением.

И тут началась еще одна война».

Сто лет одиночества, Габриэль Гарсиа Маркес


/…/ В самом конце лета снова вспомнили о  так называемом Священном холме под Изборском, и начали водить «всем миром» вокруг него хоровод. И сразу пришло на ум имя Александра Проханова, который, воплотив свою мечту, стал реже показываться в Псковской области. Писатель и оракул радует своими откровениями лишь на расстоянии. Особенно его вдохновляют  мистические политики, вроде Сталина и Путина.

Помнится, не так давно Проханов изрек: «У Священного холма, что на Псковщине, в канун Победы было богомольцам видение. Разверзлись ночные небеса, и казалось, в буре света бойцы в плащ-палатках несут багряное знамя, и над ними острокрылый ангел трубит в золотую трубу. Пронеслись и исчезли. Медленно, среди туч, окруженный ночными звездами, проступил туманный лик. Генералиссимус смотрел с небес на ночную землю, думал сокровенную думу…»

Даже страшно представить, какую думу думал Генералиссимус. Но чтобы он там не думал под звуки золотой трубы, - надо признать: в моду Сталин опять вошел, отлично вписался в декор московского метро и прочно засел в мозгах значительной части соотечественников.

И все же главный августовский герой - не генералиссимус Сталин, а подполковник Путин. Он безустанно летал, плавал, глядел исподлобья, наставлял… В общем, творил обыкновенные чудеса, пытаясь подретушировать границы бытия.

Не об этом ли когда-то писала настоятельница Спасо-Елеазаровского монастыря игумения Елисавета, обращаясь к Владимиру Путину: «…там, где исчезают границы земного бытия, проступает таинственный свет Промысла Божьего, без которого в мире ничего не совершается, и обнаруживается живая связь земных людей с миром небожителей. И в Вашей жизни рассматривается это Божественное водительство».* В том восторженном обращении просветленная настоятельница говорила, что Владимир Путин совершил «восхождение на крест высокого государственного служения». На кресте полагалось провисеть два срока.

 «Через вас, - напоминала игумения Елисавета Путину, - Господь совершает и дело нравственного воспитания людей, их благоговейного отношения к власти, как оно и подобает по Божьим заповедям».

А так как возрождение Елеазаровского монастыря по времени счастливо совпало с «восхождением на крест» нынешнего премьер-министра, то можно сделать вывод: покушение на устои монастыря – это покушение на национального лидера, по выражению настоятельницы Елиасаветы, «незримо связанного с Елеазаровской обителью». Что, в конечном итоге, прошедшим летом привело к тому, что автора разоблачительных статей о настоятельнице Спасо-Елеазаровского монастыря Олега Дементьева все же на словах предали анафеме. И это, безусловно, несколько оживило безмятежную жизнь тихой псковской провинции.

А Александр Проханов, тем временем, продолжал неустанно читать «клеймы житийные», восхищаясь путинской поездкой в Пикалёво. Он, глядя на лик Владимира Владимировича, вспомнил евангельское: «Придите ко мне все страждущие, обремененные и аз успокою вас».

Потом созидатель Священного холма под Изборском дал себе задание восхититься ликвидацией Черкизовского рынка, назвав  это «изгнанием торгующих из храма».** Тем, кто еще что-то не понимал, стало окончательно ясно, кто именно сошел с Небес на Землю ровно десять лет назад.

А в это время буддисты Бурятии признали в президенте Медведеве воплощение то ли бога, то ли богини - Белой Тары.

Над всей Россией спешно стала восходить радуга. Никогда еще в одном городе, долгое время носившем имя Ленина, не рождалось двух богов за сравнительно короткий срок. Это достижение как рекордное можно занести в какую-нибудь книгу.

Но и Путин от Медведева не отстал. Наоборот, он еще раньше очутился в тех далеких краях и сумел изловчиться и прикрепить ошейник тигру на берегу Уссури, прямо в Уссурийской тайге. Проханов немедленно объявил, что «по-существу, на границе с Китаем Путин оседлал тигра, а оседлать тигра в китайской лингвистике – это победить зло. Он продемонстрировал русскую удаль, причем китайцам - в самом уязвимом китайском месте».

Таким образом, наконец-то в России, пускай даже на границе с Китаем, было побеждено зло. Жаль, что не все еще об этом знают и продолжают зло творить. Но это лишь потому, что страна у нас все еще большая, и до многих долго доходит. Если бы Путин оседлал какого-нибудь печорско-изборского тигра на эстонской границе, то Псков уже давно бы был избавлен от зла. Возможно, благостная волна докатилась бы даже до Великих Лук и Невеля.

Но национальный лидер, изгнав торговцев из храма и оседлав тигра, не успокоился и спешно ушел на дно.

Это было дно Байкала. Как выразился Александр Проханов, «"и внял он горний ангелов полет и гад морских подводный ход" - по-существу, это Пророк, который опускается на дно, чтобы услышать "гад морских подводный ход"». Или, выражаясь иначе: член кооператива «Озеро» нырнул в озеро.

К огорчению противников национального лидера, оставался Путин на дне не слишком долго и вскоре всплыл. Было бы, конечно, более эффектно, если бы Путин в свое время погрузился на батискафе в море, придя на помощь морякам подводной лодки «Курск». Но сошло и так. А оставался премьер-министр на дне так недолго потому, что помимо «гад морских» существуют и «гады земные», и их тоже неплохо бы услышать.

Одиссея продолжилась уже на поверхности, на берегу Охотского моря. Наш любимый комментатор Александр Проханов рассказал об этом так: «Он белуху отпустил в море, сам чуть ли не по пояс зайдя. Это абсолютно рифмуется с сюжетом Ионы в чреве кита, переплывающим океан».

Сотворив рифму с Ионой, Путин отправился совершать чудеса на Южный Урал, Башкирию и Оренбургскую область, охваченные засухой. Там были, по словам Проханова, «истлевающие злаки, мертвейшие люди, вялые овцы». И вот с Небес на своем самолете спускается Путин. И тут же злаки и люди возрождаются. Оживляются и овцы.

«Путин одним своим появлением вызывает дождь, понимаете? – восхитился Александр Проханов. - То есть, он владеет шаманскими тайнами, с помощью которых он разверзает небеса, он проливает дожди. Он кудесник, он волшебник, он маг...»

Здесь, пожалуй, г-н Проханов снова сходит с выбранного евангельского курса и путается, сбивая с толку своих слушателей. Так кто же он, этот Путин? Мессия? Пророк? Кудесник? Волшебник? Шаман?  Все-таки, это не одно и то же. И не тяжело ли в таком случае национальному лидеру одновременно руководить правительством и шаманить? Или без чудесных превращений руководить правительством в России невозможно?

Хорошо еще, что на долю Владимира Путина выпадают редкие минуты затишья, в которые он может примоститься на берегу какого-нибудь водоема, допустим – Байкала.

Сядет, свесит ноги, оглянется по сторонам… А рядом (о чудо!) сидит Валентин Распутин. В пересказе Проханова это выглядит очень поэтично: «Путин и Распутин, они сидят на берегу Байкала и оба смотрят вдаль печальными, грустными глазами, с глубоким пониманием российских бед, треволнений. А поскольку Распутин является таким подвижником России, как бы страдальцем за русскую идею, то приобщение Путина к нему, особенно на берегу Байкала, и его делает таким же радетелем и страдальцем».

Сделавшись радетелем и страдальцем, Путин может теперь позволить себе водные процедуры. Причем уже без батискафа. И он ныряет, предпочитая не кроль, не брасс и на плавание на спине… Почему-то не приходит ему на ум и плавание по-собачьи. Единственно возможный способ: баттерфляй. По Проханову «выглядит он как бабочка или как такой летящий над водами Архангел. Он несет весть, он несет какую-то весть, как Архангел нес благую весть, так и он над водами мчится. Причем эта весть адресована женщинам, конечно же, не мужчинам. Всякая думает, что эта весть к ней, благая весть, адресованная к ней».

Женщинам и Проханову, конечно, видней.

Пока Путин летает над водой как бабочка, за тридевять земель происходят другие сказочные события. Сухогруз «Arctic Sea» с грузом древесины  несется неизвестно где неведомо куда… Потом его чудесным образом находят, и у людей посмелей возникает страшная догадка, что Россия торгует не только деревом, но и пенькой.

А Путин тем временем оказывается в степи. Он там практически один. Вернее, их там двое: премьер и пастушок, все остальные – животные.

Если верить Проханову (а как ему не верить?) жизнь в ближайшее время у тывинского пастушка будет бурная. Путин в степи совершил очередной «мистический акт», а именно – надел пастушку на руку дорогие часы, после чего Путин «выглядел как Хронос, который управляет временами, и все народы Азии будут стекаться к этому пастушку и сверять свое время».

Следует только добавить, что надо бы после таких слов повнимательнее контролировать государственные границы. А то начнут «все народы Азии» стекаться, и получится нехорошо. Можно представить, как восточный народ едет не в Мекку, не плескаться в воды Ганга, не в буддийские монастыри, а в республику Тыва – сверять время по путинским часам. Особое внимание при этом надо уделять китайцам, а то они под благородным предлогом сверки часов нагрянут в Россию в невиданном количестве, а обратно вернуться забудут.

Предпоследнее летнее чудо произошло в кузнице, где то ли пророк, то ли шаман был «озарен багряным пламенем горна. Он и Гефест античный, и он как Зигфрид, который выковывает этот меч - «"нотунг верный", и он русский богатырь, который создает меч-кладинец». Таким увидел национального лидера все тот же всевидящий Проханов.

И вот «русский богатырь Зигфрид» выковал меч. Это оказалось немного проще, чем пересадить летчиков «Русских витязей» на новые самолеты. Их командир в августе разбился насмерть, но прежде успел подать рапорт об увольнении. Самолеты старые, военный аэропорт Кубинка в спешном порядке превращают в частный аэропорт, всю оставшуюся технику срочно вместе с военными перебрасывают туда, где земля дешевле – под Липецк. Проект затеял еще один «русский богатырь» – Сулейман Керимов. В таких обстоятельствах, по мнению наблюдателей на земле, командир «Русский витязей» упал вовремя.

И здесь важно не перепутать «русского богатыря Зигфрида» с «Русскими витязями». Один безотказно творит чудеса и на земле, и под водой, и в воздухе. А другие  не застрахованы от ошибок. Тем и отличается у нас национальный лидер от всех  остальных смертных.

Последнее на данный момент чудо свершилось в абхазском независимом роддоме. Там, немедленно при явлении Путина, появились на свет два близнеца, одного из которых главный врач решил назвать Володей. Это очень всполошило Александра Проханова, и он, по его словам, «сразу же послал телеграмму в этот роддом, и сказал, что это ошибка, крупная ошибка – одного близнеца надо было назвать Володей, а второго тоже Володей».

Но недальновидные абхазы не догадались. Или все же догадались, но, чтобы показать свою независимость от Москвы, показали, что и одного Володи будет вполне достаточно.

А Проханов продолжал горячиться. «Повторяю, - объяснял он, - к этому нужно относиться без иронии. Потому что это очень серьезная симптоматика. Грядет новый Путин. Какой – неизвестно».

Иными словами, Путин, побывав, словно Царь-рыба, на дне и полетав бабочкой, вот-вот должен в кого-нибудь переродиться. И в этих обстоятельствах - главное не спугнуть, а то возьмет и переродится не в того. А в кого надо переродиться – знает, конечно же, Александр Проханов. «Если собрать всю эту коллекцию этих клейм, этих житийных пятен в целое, - объясняет он, - то можно нарисовать главную икону. Думаю, что это будет очень грозный, серьезный, молчаливый, со сжатыми губами Путин».

Странно. Казалось, что он и до сих пор был грозный, серьезный, со сжатыми губами… Или недостаточно сжатыми? Достанет бумажку, нахмурит брови и начнет грозно кого-нибудь отчитывать. Или прилетит, словно Архангел, на разрушенную Саяно-Шушенскую ГЭС, поведет плечом, и произойдет чудо… Ведь писали же еще десять лет назад, что здесь обязательно случится авария. Обоснования приводили. Однако произошла авария только спустя десять лет, что, безусловно, свидетельствует о мощи нашей энергетической машины и бросает несмываемую тень на паникеров, которые сами не знают, о чем говорят.

Лето закончилось, и стало окончательно ясно, что страной управляют божественные силы. Это не просто тандем, это Священный Союз. И уж, по крайней мере, один из этого Союза давно заслужил, чтобы его имя было вписано в гимн России. Когда-то в строку легко легли «Ленин» и «Сталин». Фамилия национального лидера ничуть не хуже. Автор гимнов до новой редакции не дожил, но и без него в России талантов достаточно. Это надо сделать в ближайшее время, пока лидер не переродился. Иначе поздно будет.

* zavtra.ru // Служить России. Поздравления из колыбели «Третьего Рима», №41 (725) от 10 октября 20

** echo.msk.ru //, Особое мнение, Александр Проханов, 12.08.2009, все последующие цитаты – там же

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

0SkL9mrXzf | jze142x4t@mail.com | 01:14 - 15.04.2014
That's not just logic. That's really seneibls.