Наши люди…

«Здравствуй, лицо, когда ты стало рожей?
Помнишь, лицо, а было ты Серёжей…»

ПожарныйСовременные россияне сильно отличаются от советских людей, и не в лучшую сторону. При СССР народ думал, что хорошие люди составляют большинство, ну и старался соответствовать, ныне от этой веры не осталось и следа. Если спросить среднестатистического жихаря нашей Псковщины – какую проблему в своем городке или деревне он считает основной? – то ответ будет обескураживающим: «Люди у нас х….е!»

И знаете, какая-то сермяжная правда в этом есть. У России вечно так – то очень хорошо, то очень плохо, середины нет. Служа в армии и общаясь с солдатами, призванными со всей страны, я понял, что подобные настроения характерны для всей России. Даже в девяностые годы настроение было другим – каким-то голодным и злобно-весёлым, большинство считало, что новую власть быстро скинут, а сегодня, хоть пайку нам кидают более жирную, надежд не осталось. Нет надежды – с ума можно сойти! Живем, как отживаем, каждый день новую пакость от начальства ждем. Ну, до господ начальников нам не добраться, руки коротки, так мы друг на друге отыгрываемся. Бывало, спросишь срочников – что дембеля пишут, как дома устроились? – и получаешь безрадостный ответ. Одного в первый же день в магазине ножом порезали, другого в поезде обокрали, третий сел, и надолго. Чего уж тут хорошего.

Тут впору озлобиться на всех россиян, дорогих и не очень, но что-то мне говорит, что это явление преходящее, и наш народ не такой уж и плохой. Удивительное дело, но наших людей на заморских курортах почему-то считаю вполне нормальными людьми. (Прохоров и Компания – это исключение, особый случай). Такое впечатление, что гадят друг другу наши люди не столько по «зову сердца», сколько по необходимости (работа у россиян такая!), а на отдыхе снимают маску и становятся сами собой. Жаль, что на короткий срок.

Но и в повседневной жизни нет-нет да прорвется в наших людях тяга к нормальной жизни. Чтобы уважать друг друга, считать соплеменников братьями-сёстрами, а не конкурентами за кусок хлеба, чтобы нормально жить и работать, не опасаясь удара в спину. Один такой случай произошел у нас в Острове, в гарнизоне морской авиации «Веретье» (ныне несуществующем). А дело было так…

«Ищут пожарные, ищет милиция…»

На бывшем стратегическом аэродроме «Веретье», как и во всяком авиационном гарнизоне, имелась пожарная часть. Ну, пожарные они и в армии пожарные – в основном спят да пьют. Во всяком случае, их начальник службу только так и нёс. Трезвым его видели редко, придет в часть, доползет до дивана, и спит себе весь служебный день. Ну а срочники тем временем делали, что хотели. Как правило, желания у них были незатейливые – снести что-нибудь в деревню и обменять на самогон. Таким образом, начальник и подчинённые жили душа в душу. Такие, бывало, номера отчебучивали…

Как-то раз захотелось одному матросу-срочнику дома побывать, родителей проведать. Дело облегчалось тем, что родом он был из Опочки. Расстояние небольшое, и при должной ловкости вполне преодолимое. Матрос быстренько сагитировал двух своих друзей (тут и уговаривать было нечего – кто же от такой завидной самоволки откажется!), и вся троица решила съездить в Опочку на пожарной машине при первой же возможности.

И вот, когда капитан, командовавший пожарной частью, спал сном праведника на своем продавленном диване, этот план был осуществлён. Матросы без помех миновали КПП, выехали на трассу и благополучно прибыли в отчий дом одного из них. Родители, обрадованные неожиданным визитом дорогого сыночка, закатили пир на весь мир. Но сколько не празднуй, а в часть возвращаться придется. Покачиваясь, встали матросы из-за стола и поехали обратно.

И надо же такому было случиться, что на выезде из Опочки тем временем случился пожар. Горел жилой дом. Милиция, стоящая на трассе, увидев чужую пожарную машину, тормознула её. Вода есть? Есть. Езжайте за нами, тут неподалёку дом горит, а свои пожарные приедут не скоро. (Матросы были одеты в пожарные робы, а на номера машины милиция впопыхах не обратила снимания).

О чем речь! Наши герои даже обрадовались такому приключению. Подъехали, как на учениях развернули шланги, залили пожар. Один матрос даже спас кого-то: с риском для жизни вынес из горящего дома.

В общем, гражданские счастливы и довольны, благодарят наших героев, всё просто отлично. Но тут один из срочников забылся и расстегнул робу, а под ней – матросская форма! Милиция сразу насторожилась – кто такие, откуда. Пришлось признаваться. Ментам тоже деваться некуда – надо сообщать в часть о самовольщиках. Позвонили, сообщили. На Веретье ответили, что выслать за ними никого не могут, пусть сами возвращаются. И наши герои в самых расстроенных чувствах поехали в гарнизон.

А там после звонка из Опочки забегали. Построили пожарную часть, спросили, где одна машина и три матроса. Не знал никто. Что же, будете стоять, пока они не найдутся. (Труднее всех находиться в вертикальном положении было капитану).

Через какое-то время возвращается пропавшая пожарная машина и наши герои. Командир базы приказывает всех отправит в Псков, «на губу». Стали их собирать на гауптвахту, и в этот момент на Веретье приезжает из Опочки глава тамошней администрации. Мол, где тут ваши скромные герои, я им подарки привез. За отвагу на пожаре и спасение человека. Что, их на «губу»? Не надо, товарищ полковник, отмените взыскание! Золото, а не люди! А что недисциплинированные, так не они в этом виноваты.

Уговорил опочецкий глава веретьевского командира. Помиловали матросов-самоходчиков. И подарки вручили перед строем. С наставлением – чтоб больше никогда в самоход не ездить. А капитану взыскание не отменили…

Что тут сказать? Наши люди не такие уж плохие, только очень слабые. И грызут друг друга от слабости и глупости. Как, впрочем, все люди на свете. Сами они не смогут изменить свою жизнь – вся надежда только на государство. (Разумеется, не на нынешнее). У русских нет других авторитетов. Если страна прикажет, наши люди вновь станут героями, учёными и поэтами. Вновь будут гордиться значком «ГТО» и любить свою Родину и свой народ. Как там у поэта: «…Многие парни плечисты и крепки, многие носят футболки и кепки, много в столице таких же значков, к славному подвигу каждый готов!»

 

 
 
  
 
 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий