Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Битва за милосердие


Турция и Россия«Битва за милосердие» обещает быть кровопролитной. Во всяком случае, это пророчат члены «Изборского клуба».

Свой недавний комментарий на сайте «Изборского клуба» Иван Охлобыстин озаглавил так: «А нас ждёт война». Далее следует пояснение: «Долгая, изнурительная война, которая коренным образом изменит наше представление о реальности».


Изнурительная война ещё по-настоящему не началась, а представления о реальности уже меняются.

О целях этой «долгой и изнурительной войны» говорит и Охлобыстин, и прочие «мыслители», сплотившиеся вокруг Владимира Путина. Цель – избавление мира от «мирового господина». Мировым господином признаны США.

«Мы избавим мир от очередного "мирового господина" и воссоздадим монархию, как единственно приемлемый харизмой русского, верующего человека государственный строй». Это опять говорит Охлобыстин и хитро улыбается.

Сейчас российские СМИ с утра до утра рассказывают о том, как изменится миропорядок после нашей неизбежной победы и для чего нужно пролить море крови.

«Мы направим эволюцию в подобающее ей русло — милосердия, справедливости и порядка». Но это сказал всего лишь Охлобыстин, что выглядело бы почти безобидно, если бы похожие вещи не произносили российские военные, депутаты, бесчисленные «эксперты», журналисты, писатели. Конечно, не они принимают решения, но они создают в России атмосферу. Национальной идеей постепенно становится война. Как будто это единственное, что может сейчас объединить нацию.

А далее начинается математика. Иначе говоря, идёт подсчёт: сколько турок надо уничтожить, чтобы, наконец, наступила эра милосердия. Саратовские школьники собирают деньги на бомбардировщик. Православные священники призывают к свержению президента Турции.

И всё же не весь гнев «патриотов» обращен во вне. Наоборот, явная или мнимая внешняя угроза – это только повод, чтобы развязать репрессии внутри страны. Первыми жертвами обречены стать так называемые либералы, которых Проханов называет «антиэлитой». Чтобы узаконить репрессии, необходимо жить по законам военного времени. А законы эти без войны невозможны. Критику российских властей в обстоятельствах войны предлагают приравнивать к государственной измене. Критикуешь президента – не любишь Родину. Такова логика этих людей. Как недавно написал Проханов: «Не любить свою Родину - одна из глубинных форм извращения - более страшная, чем скотоложество». Определять – любит человек Родину или нет, будут, видимо, специально обученные люди. Проханов, Охлобыстин и им подобные отлично подойдут для роли экспертов по «нелюбви».

От предчувствия большой крови этих людей охватывает возбуждение. Но даже они понимают, что в ближайшие недели российские войска вряд ли пройдут победным маршем по Вашингтону. Так что они собираются двигаться поэтапно, для начала «поставив на место» Турцию (читайте текст «Эрдоган должен быть свергнут» «эксперта» Валерия Коровина).

Что же на самом деле нужно людям, которые так нарываются на мировую войну?

Объяснения Проханова о том, что он как православный сталинист руководствуется сталинской идеей, звучат не слишком убедительно. Проханов говорит: «Я сражаюсь за великую утопию, за грандиозный порыв, который возник в русском человечестве». Хорошо, допустим. Но все ли сторонники Путина и грядущей мировой войны готовы сражаться за великую утопию? Вряд ли. У каждого своя цель. Своя утопия. Может быть, и не такая великая и со Сталиным и христианством никак не связанная.

Во-первых, большинство думает, что это только угроза и война их лично не коснётся. Во-вторых, люди действительно готовы терпеть, отчасти жертвуя своим благополучием (не летать на тёплые моря, не есть привычные продукты, переплачивать в магазинах). Им действительно хочется жить ни в какой-нибудь, а именно в великой стране. А степень величия, по их мнению, зависит от военных побед.

Идея справедливости, как её ни называй, тоже ещё не убита. Осталось только включить в головах телезрителей соответствующую кнопку «справедливость», и они согласятся с любой войной. Правда, они не понимают, что не всегда им придётся наблюдать войну только по телевизору. Ведь может случиться и так, что в домах внезапно отключат свет, и новости приверженцам «справедливости» будут поступать совсем из других источников.

Алексей Семёнов

ГОРДОСТЬ ВЗЯЛА («Псковская губерния»)Штурм Измаила

Слова «Не было бы Сирии – не было бы Руси» надо написать на российских бомбах, которые сбрасываются на Сирию
«Неужто Казанзаки - турецкий агент? Невероятно! Конечно, он противный, но всё же...
- Не до такой степени? - невесело хмыкнул Фандорин».
Борис Акунин, «Турецкий гамбит».


С украинцами было непросто. Чтобы убедить миллионы российских граждан, что в Киеве власть захватили фашисты, потребовалось приложить сверхусилия. С Турцией значительно проще. И это несмотря на то, что, как поётся в песне, «турки строят муляжи святой Руси за полчаса». Несмотря на пляжи Антальи, ткани и фрукты, не надо сильно изощряться, чтобы убедить чутких российских граждан в извечной турецкой враждебности.

«Всего света и подсвета дурак…»

Будильник сработал. Историческая память проснулась. С Турцией Россия воевала, по меньшей мере, двенадцать раз – начиная со времён Ивана Грозного.

В общей сложности мы вели войны с турками более полувека – 63 года. А самое главное, часто это были победоносные войны или хотя бы победоносные сражения. Миних, Румянцев, Ушаков, Суворов, Нахимов, Скобелев…

Можно легко устроить круглосуточный показ художественных фильмов на заданную тему – начиная с немого кино вплоть до «Баязета» и «Турецкого гамбита».

Вообразите картину: Шойгу, штурмующий Измаил (даром, что он сейчас украинский). Грозный наследник Айдозлы-Мехмет-паши, насупив брови, снова изрекает: «Скорее Дунай потечёт вспять, и небо упадёт на землю, чем сдастся Измаил». Следующий кадр: Дунай течёт вспять.

Турки в русской литературе, кино, живописи были очень удобными противниками. Двойной изгиб ятагана, феска, гарем, янычары… Сто-сто пятьдесят лет назад образованные люди в России любили помечтать о Босфоре, Дарданеллах, Константинополе. Мечта о проливах объединяла консерваторов и либералов. Люди, сидя в Третьем Риме, грезили о Втором Риме. Царьграде.

На турков у нас долгое время было принято поглядывать снисходительно, почти с жалостью – как на героев-неудачников из привычной восточной сказки, о которых заранее известно, что ничего хорошего у них не выйдет. Несмотря на кровавые войны, включая Первую мировую войну, турки часто в нашей литературе и кино выглядели комично.

Оскорбительное письмо запорожцев турецкому султану Магомету IV начиналось со слов: «Ты, султан, чёрт турецкий, и проклятого чёрта брат и товарищ, самого Люцифера секретарь...» Многое в этой «дипломатической» переписке процитировать просто нельзя – написано матом. Самое мягкое обращение к султану: «Александрийский козолуп, Большого и Малого Египта свинопас, Армянский ворюга, Татарский сагайдак, Каменецкий палач, всего света и подсвета дурак…»

В общем, «нам грубиянов не надо, мы сами грубияны», - как выражался сын турецкоподданного Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер.

Примерно тех же эпитетов, что и турецкий султан Магомет в запорожском письме, в последние дни в России удостоился и нынешний президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, новоявленный «секретарь Люцифера». Не всё поддаётся цитированию. На Эрдогана обрушился настоящий «турецкий поток» ругательств.

«Необходимо вернуть христианам Святую Софию»

Когда 24 ноября 2015 года турки сбили российский бомбардировщик, историческая память проснулась и поднялась как по приказу за сорок пять секунд. Координатор межфракционной депутатской группы Государственной думы по защите христианских ценностей Сергей Гаврилов заявил, что депутаты поддержали идею вернуть православной церкви собор Святой Софии в Стамбуле.

«Необходимо вернуть христианам Святую Софию», - строго сказал депутат.

Долго, наверное, депутаты ждали повода вернуть Святую Софию («Музей Айя-Софья») и, наконец, дождались.

Способы «возвращения» Святой Софии предлагаются разные. Например, Владимир Жириновский предложил: «Стамбул уничтожить очень легко: достаточно одну ядерную бомбу в пролив бросить, и его смоет. Это будет такое страшное наводнение, столб воды поднимется на 10-15 метров, и города не будет, а там 9 миллионов живёт». По мнению Жириновского, ответного ядерного удара от союзников Турции по НАТО не последует, потому что они не пожелают «умирать в ядерном пожаре». Чувствуется во всём этом какая-то личная неприязнь. Жириновский в молодости как стажёр-переводчик проходил годичную преддипломную практику на металлургическом заводе в турецком Искандеруне, и тогда же угодил в турецкую тюрьму.

Высота Софийского собора - 55,6 метров, а столб воды, по мнению Жириновского, поднимется всего на 10-15 метров. Есть шанс, что что-нибудь после ядерного удара уцелеет. Не люди, так камни.

…На фоне прочих заявлений, прозвучавших сумасшедшей осенью 2015 года, заявление депутата Сергея Гаврилова о пока неразрушенной Святой Софии выглядело как чрезвычайно миролюбивое. Всего лишь поступило предложение переформатировать «Музей Айя-Софья», выглядящий как мечеть, обратно в православный храм. Пустяк, в отличие от предложения Жириновского или предложения верховного муфтия России Талгата Таджуддина.

Верховный муфтий предложил расширить территорию России за счёт Сирии и Израиля. Владимир Путин муфтию со смехом ответил: «Подумаем», а муфтий под аплодисменты продолжил: «Думать здесь не надо, надо забирать. Пусть до Мекки будет Россия. Это воля Аллаха…»

Если это воля Аллаха, то что тут думать? Аллах уже за всех подумал. Тем более что по поводу ближневосточных «русский корней» в России в последнее время высказываются регулярно, в том числе и Сергей Степашин. Но самое выразительное высказывание принадлежит руководителю Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семёну Багдасарову: «Не было бы Сирии, не было бы Антиохии, не было бы православия и не было Руси. Это наша земля».

Не было бы Сирии – не было бы Руси. Это надо написать на российских бомбах, которые сбрасывают на Сирию.

С некоторых пор слова «Пусть до Мекки будет Россия» произносят не только российские муфтии, но и российские генералы, пытающиеся нас убедить, что «с Саудовской Аравией и Катаром всё равно придётся воевать...» Это называется «империализм», и без хирургического вмешательства он не лечится.

С приближением непредсказуемой зимы 2015-2016 года вновь настало время цитировать «Русскую географию» Фёдора Тютчева:

Москва и град Петров, и Константинов град -
Вот царства русского заветные столицы...



Не говоря уж о Фёдоре Достоевском с его: «Константинополь должен быть наш, завоёван нами, русскими, у турок, и остаться нашим навеки». Деятели культуры традиционно бывают настроены воинственно, особенно когда речь идёт о войне с иноверцами.

Первая мировая война, в которой Османская империя в очередной раз воевала против Российской империи, первоначально многих по-настоящему вдохновила. Писатель Леонид Андреев в письме, написанном 21 августа 1914 года, радости не скрывал: «Настроение у меня чудесное ,- истинно воскрес, как Лазарь… Если бы сейчас вдруг сразу окончилась война,- была бы печаль и даже отчаяние…»

Известны сотни свидетельств (в основном, писем и статей), в которых грядущая или уже развязанная война предстаёт как избавление от будничной рутины. Выражение «война спишет всё» касается не только правителей, но и обывателей. Они хотят начать свою жизнь с чистого листа. И не важно, что эта жизнь слишком похожа на смерть. Кроме того, они, воспитанные учебниками истории и литературы, в которых войны и революции – основные вехи, во время войны наконец-то чувствуют себя причастными к великим историческим событиям. Жизнь их, будто бы, не проходит зря.

Как только началась война 1914 года, позже названная Первой мировой, Леонид Андреев в том же письме написал: «Подъём действительно огромный, высокий и небывалый: все горды тем, что русские…»

До войны не гордились, а тут, благодаря немцам, австро-венграм и туркам, представился повод. Гордость взяла. Или гордыня. Её хватило года на полтора.

Подобные настроения были в то время по всей Европе. Надо только вместо «русские» подставить «немцы», «англичане», «французы», «австрийцы», «итальянцы», «турки»… Не в возможных территориальных завоеваниях было дело и не в экономических успехах, которые якобы сулила война, а в опьяняющем и объединяющем милитаристском духе. Патриотическом угаре.

Хотя, конечно, экономику вспоминали всегда. И сейчас вспоминают.

Турцию, например, называют спонсором запрещённого в России террористического «Исламского государства». Об этом говорят всё чаще, в том числе и Владимир Путин. Как будто о том, что боевики-головорезы торгуют нефтью с соседними странами, стало известно только после того, как сбили российский бомбардировщик.

О том, что торговля нефтью налажена и приносит террористам миллиарды долларов, сообщалось давно. Публиковались серьёзные журналистские расследования. Спецслужбы тоже не могли этого не знать. Но это не мешало Турции и России дружить. Возможно потому, что ещё одним торговым партнёром террористов из ИГИЛ был и остаётся сирийский режим Башара Асада (об этом тоже сообщалось неоднократно). Иначе говоря, боевики из так называемого «Исламского государства» отправляли (и продолжают отправлять) нефть по заниженной цене всем, невзирая на лица. Кто готов платить, тому и поставляют. Нефть через «независимых трейдеров» идёт в Ирак, Турцию и на территорию, контролируемую Асадом. Асад в таком случае не меньший спонсор «Исламского государства», чем Эрдоган (при таком подходе «киевскую хунту», которой во время войны на Донбассе Россия за деньги исправно поставляла газ, можно назвать одним из спонсоров режима Путина).

Полгода назад Путин во время прямой линии успокаивал: «Для нас, конечно, прямой никакой угрозы от ИГИЛ нет». А в это время их боевики только на территории Сирии ежедневно добывали от 34 000 до 40 000 баррелей нефти, получая за сутки по полтора миллиона долларов. Эти деньги шли на войну, пропаганду убийственных идей и создание террористических ячеек. Денег с избытком хватило, чтобы взорвать мирный российский пассажирский самолёт и устроить бойню в Париже.

Теперь концепция внезапно изменилась. Пришло время воевать. Но нашим участникам этой войны надо ещё доказать, что они действительно борются с террором. Пока что это не очевидно.

Едва ли не каждый день в том или ином российском СМИ сторонники Путина проговариваются – зачем Россия ведёт себя на Ближнем Востоке так, а не иначе. Среди общих слов про «борьбу с террористами» прорывается правда. «Политолог» Сергей Марков на днях объяснил тем, кто ещё не понимает: «Войну затеяли, потому что мы возвращаемся, пытаемся вернуться в статус великой державы...»

Это война за так называемое величие, которое для некоторых важнее, чем спокойная жизнь.

Неспокойная смерть, особенно чужая, важнее, чем спокойная жизнь.
***
В «Русской географии» в 1848-49 годах Тютчев не ограничился «русским» Константинополем (Стамбулом), а пошёл, полетел значительно дальше. Полёт его мысли не знал государственных границ:

Вот царства русского заветные столицы...
Но где предел ему? и где его границы —
На север, на восток, на юг и на закат?
Грядущим временам судьбы их обличат...
Семь внутренних морей и семь великих рек...
От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,
От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная...
Вот царство русское...
В погоне за величием на что только не замахнёшься. Но для хорошего замаха надо регулярно научиться жертвовать людьми – чужими и, особенно, своими.

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий