Одна книга - два мнения. Мы живем неправильно

Ксения БукшаБукша К.С., Мы живем неправильно: (рассказы, повесть). – М.: АСТ: Астрель, 2009. – 316, (4) с.

I.
Как написала Ксения Букша в своей повести  «Все оттенки серого», «с тех пор как по телевизору после боя курантов играют гимн неглинки, дни ужасно похожи руг на друга. Они скользят друг в друга, как пластмассовые стаканчики. Пирамидка из этих стаканчиков растет, но толку-то».

Беда в том, что когда по утрам и вечерам играл гимн Глинки, стаканчики скользили не менее однообразно. Разве что были они грязнее. О граненых стаканах доглинковского периода и говорить нечего. Иногда дни разбивались вдребезги, причем не доживали и до полудня. И тогда сразу же после полудня наступала полночь.

К счастью, такое случалось не со всеми. С Ксенией этого точно не случалось. Она очень молода, жизнерадостна и, судя по текстам, нашла правильное место для обзора. «Все оттенки серого» перекликаются с ранними повестями Василия Аксёнова и, страшно сказать, при ближайшем рассмотрении оказываются не такими искусственными. В них нет пижонства, зато имеется здоровый абсурд. А если приглядеться еще внимательнее, то обнаружится, что вспоминать надо не только Аксёнова, но и Пушкина, «Медный всадник». Впрочем, вместо меди здесь выступает алюминий. Зато наводнение состоит из воды, а не из кока-колы или боржоми.

И все же особенно радуют рассказы. В них меньше фантасмагории и больше естественных поворотов, на которых не заносит. В рассказах есть почти детская радость. Теплые огоньки, возникающие в разных уголках страниц, подмигивают. И в то же время это очень жесткие рассказы. В них нет заигрывания, нет игры в поддавки.

В XXI  веке вдруг обнаружилось, что в современной русской литературе очень редко можно обнаружить внятных героев со своими характерами. По страницам ходят не люди, а тени. В лучшем случае, они такие же картонные, как обложки книг. И такие же плоские. А у автора книги «Мы живем неправильно» герои раскрываются едва ли не на первом слове. С ними хочется дружить. С ними можно поругаться. Но их нельзя не заметить.

Пока высоколобые «культовые писатели» строят, на подобии небоскребов в охранной зоне, свои книги-монстры, Ксения Букша устроила очередной праздник для тех, кто не желает карабкаться на небоскреб без лифта лишь для того, чтобы бросится с верхнего этажа вниз.  

Живем-то мы, может быть, и не правильно. Зато есть кому об этом правильно написать.

                                                                                                                                                    Алексей ВЛАДИМИРОВ

II.
Эту девушку уже назвали «гением», и ни кто-нибудь, а сам великий и ужасный Дмитрий Быков. Аванс кажется чрезмерно-преувеличенным, раздутым, навешанным в качестве рекламного ярлыка. Дескать, всякие у нас есть писатели, модные, радикальные, контркультурные, какие угодно, но «нормальных» гениев при жизни пока не было. Теперь вот появился.

Вернее, появилась – Ксения Букша.

«Мы живем неправильно» - название сборника и заголовок одного из рассказов. При знакомстве с текстами, приятно удивляет словесное мастерство молодой писательницы, ее наблюдательность, обаяние, точность в обрисовке характеров, умение выстроить сюжет и достичь кульминации.

Словом, все то, что характеризует крепкого профессионала. Тот факт, что ей «всего 25», так Лермонтов, допустим,  в этом возрасте уже умер. Девушка с ускоренным личностным развитием и явными литературными способностями может творить чудеса. Ну, или – почти чудеса.

Можно сказать, что Букша – талантливая представительница того, что называется мейнстрим, если бы таковой существовал в действительности. Она филигранно соблюдает все правила литературной коммуникации, выдерживает средний стиль, позволяя лишь иногда причудливые образы, продиктованные чисто женской интуицией.

Вот и нашлось слово – «женская». «Истории про то, почему все так» - это типичная женская проза со всеми вытекающими. Любовь и секс, и немного подробностей – самые важные ее темы, волнующие и волнообразные, как синусоида женского поведения, обусловленного общим гормональным фоном.

Ксения Букша – юное создание, и ее фон мощно рвется наружу, но он лишен истеричности зрелой женщины, не удовлетворенной жизнью.

У Букши все еще впереди, и этот биологический оптимизм прямо брызжет из каждой строчки. Ничто не омрачает картину мира, и Петербург, в котором случаются ее истории, это нарядный европейский город, почти лишенный мрачных традиций русской литературы.

Банковские служащие развлекаются на корпоративе во время шторма, остроумно шутят и пьют водку, или банковские же служащие предаются разврату на работе, но ни угроза смерти, ни сама смерть, не способны омрачить общий настрой, и тезис: «Мы живем неправильно» на самом деле обозначает обратное: нет, все правильно, так и должно быть. И когда женщину бросает ее случайный любовник, инструктор по вождению, утрата оборачивается подарком, долгожданной беременностью.

Ксения Букша, видимо, пока внутренне убеждена, что именно таков мир: что-то теряешь, а что-то находишь. Горечь безвозвратных потерь ей пока не знакома.

Жаль, что это, увы, поправимо.

 

 

Саша ДОНЕЦКИЙ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий