Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие. ХIV

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-453). Ключевая в Заусеницах. Вот это новость. Об успехах Натальи Павловны Глеб был наслышан. Когда Юрий Юрьевич  рассказал об этом впервые - поверить не смог. Отмахнулся. Решил, что дяде изменило чувство юмора. Но тот настаивал и в доказательство своей правоты - предъявил газетную рецензию.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                       

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                

                                                                  14

      Ключевая в Заусеницах. Вот это новость.

      Об успехах Натальи Павловны Глеб был наслышан. Когда Юрий Юрьевич  рассказал об этом впервые - поверить не смог. Отмахнулся. Решил, что дяде изменило чувство юмора. Но тот настаивал и в доказательство своей правоты - предъявил газетную рецензию.

      Пришлось поверить. Помнится, Глеб тогда сказал: «Подобного в Древнем Риме произойти уж точно не могло».

      Но дядя заладил одно и то же. В Риме было все. Именно поэтому он и перестал существовать как империя. Там, где есть все - начинается разрушение. Теряется энергия. Система слишком грандиозна, чтобы не рухнуть из-за своего величия. Что-то антисоветское послышалось Глебу в этих словах. И он предпочел свернуть разговор о Древнем Риме. А заодно и о Наталье Ключевой.  

      И вот Наталья здесь. Глебу показалось забавным увидеться с классиком новой литературы. Особый интерес имелся в том, что она находилась сейчас в опале.

      «Наверноt, чувствует себя чуть ли не репрессированной», - предположил он. Его всегда веселили люди, которые искренне считали, что несправедливо обижены. Человека несправедливо обидеть трудно. Он всегда в чем-нибудь виноват. Не в том, так в этом. Именно этим и пользовались нынешние власти, убирая неугодных.

      Что характерно - особо ущемленными считают себя те, кто остался на свободе и лишь слегка задет.

      Страна заслужила такого классика как Наталья Ключевая. Люди за то, чтобы читать ее книги - жизнью рисковали в гражданскую войну. Кого-то из писателей уничтожили. Кого-то запретили. Короче, расчистили для Ключевой место. И кто в этом виноват? Наталья, что ли? Она лишь выполнила свою миссию. Она - народный писатель. Не считать же народным писателем какого-нибудь эстета-белоэмигранта?  

      Глебу страшно захотелось взглянуть на Ключевую в момент, когда творчество ее, неожиданным образом, оказалось запрещено.

      Есть произведения, не ориентированные на государственное признание. И от запретов они страдают не так сильно. Другое дело - труды Натальи Павловны. Без признания власти - это и не труды вовсе, а подгоревшие семечки. Что с ними делать?  

      - С Натальей Ключевой я знаком по Ленинграду, - заявил Рябинин. - Мне хотелось бы с ней увидеться.

      -  Так в чем дело? Пошли со мной.... - Кузьма Смирнов нахлобучил на голову ушанку и уже на крыльце спросил: - Она действительно в городе очень известна? Или только по сельской местности?

      - Действительно, - успокоил Глеб.

      - Я уважаю таких женщин. Не то, что моя Дуня. Ее и уважать-то не за что. Грамоту еле осилила. Темнота. Поэтому ее остается разве что любить.

      Глеб вздрогнул от неожиданности. Настолько сильными показались ему слова секретаря. Отныне Кузьма ему был интересен. Каких программных заявлений от него еще ждать?

      Но далее последовали не заявления, а действия. Вместо того чтобы свернуть в сторону правления, Кузьма направился к дому Нюры Тышковой.

      - Ты куда? - начал беспокоиться Глеб. Ему не хотелось ввязываться в эту историю с убийством председательского сынка.

      - Я на минуту. Только посмотрю - не явился ли наш голубчик?

      И секретарь вприпрыжку по грязи побежал в сторону тышковского дома. После некоторого раздумья, двинулся за ним и Рябинин.

      Дальнейшие события развивались совсем не так, как предполагал Глеб. Вместо язвительной беседы с Натальей Ключевой, ему пришлось общаться  с бывшим воином-пограничником.

      Едва Кузьма Смирнов подошел к крыльцу, как на него вышла Нюра. И тут же отшатнулась, и захлопнула дверь.

      Этим она разожгла любопытство секретаря настолько, что он стал чуть ли не ломиться в эту самую  дверь.

      - Отвори, кому я сказал! - шумел он. - Иначе, милицию вызову!

      - Что я натворила? - раздалось в ответ.

      - А вот мы и посмотрим! На тебя и на Семена твоего!

      Кузьма вел себя так, как будто точно знал, что Семен внутри. Показывать уверенность тогда, когда ты ни в чем не уверен - это важное качество для любого секретаря любой партии.                                                                               

      - Нет здесь никого!

      -Докажи!

      - Приходи с милицией - тогда впущу!

      -  А я и так не один! Со мной милиционер! - Кузьма повернулся и подмигнул Глебу.

      « Вот я уже и милиционер, - подумал Рябинин. - Хорошо, что не чекист».

      После этих слов Глебу и пришлось общаться с Семеном Тышковым, который

выскочил из окна и бросился к лесу.

       В том, что это именно Семен - сомнений у Глеба не возникло. Позднее это подтвердит и Кузьма.

      Некогда было раздумывать - бежать следом за ним или нет? Конечно, бежать. Ноги сами понесли Глеба вперед. Не назад же?

      Общение с Семеном вышло короткое. Он споткнулся, Глеб подбежал. С одной рукой вступать в схватку было рискованно. Но у Глеба уже имелся опыт  подобных встреч. Выручали ноги, которые он обычно активно применял.

      На этот раз, однако, прием не сработал. Семен ловко ногу перехватил и  толкнул Глеба назад. И, не дожидаясь, пока Глеб встанет - набросился на него. Через секунду к горлу уже был приставлен нож. Точно такой же вчера вручил Глебу Рууди Ныу. Его потом отобрали в лесу.

      Но кровь в это утро не пролилась.

      Семен  процедил сквозь зубы:

      - Жаль, что я не убийца. - Затем с размаха ударил рукояткой ножа Глеба по голове. Дальнейшее известно со слов Кузьмы Смирнова.

      Секретарь партячейки не подоспел на помощь по уважительной причине. Он дрался с женщиной.

      Само собой, женщину звали Нюра Тышкова. Она не осталась безучастной к происходящему и бросилась на перехват, и сорвала с Кузьмы шапку. Он опешил - что происходит? Зачем Нюре шапка? Но ей не шапка была нужна, а его волосы, за которые она тут же и уцепилась.

      Выглядело это, как в плохой комедии. Ругань, слезы.... Со стороны  казалось  дешевой подделкой. Но затем Нюра перешла на визг, и стало понятно, что страсти здесь не шуточные.

      Когда на визг, стон и  собачий лай сбежался народ - выяснилось, что Семен Тышков снова ушел.

 

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий