Через забвение к звёздам

МегюльПеред концертом в БКЗ Псковской областной филармонии (он состоялся 26 февраля 2021 года) самой загадочной фигурой оставался французский композитор Мегюль, он же - Мехул, Мегул... Хотя французы говорят, что правильнее произносить «Mеюль» (Mehul). Но мы же - не французы, поэтому в России этого композитора Меюлем давно не называют. Хотя были времена, когда его имя, а самое главное - его музыка звучала не только в столицах, но и в русской провинции.

У Михаила Лермонтова в «Тамбовской казначейше» есть такие строки:

Уланы справа по-шести
Вступили в город; музыканты,
Дремля на лошадях своих,
Играли марш из «Двух слепых».

Марш из оперы «Два слепца из Толедо» - это как раз произведение французского композитора Этьена Николя Мегюля. Двести лет назад он был по-настоящему популярен в Европе. Его музыка была демократичной,  его многочисленные комические оперы пользовались популярностью не только во Франции. Не только военные, но и русские крепостные музыканты развлекали своих хозяев увертюрами Мегюля.Мегюль

Однако те времена давно прошли. Сегодня в музыкальной литературе можно обнаружить высказывания вроде этого: «Успехи на музыкальном поприще его современника - великого итальянского композитора Гаспаро Спонтини, - нередко оставляли Мегюля в тени».

Кто-то после этого подумает, что Мегюль - образцовый неудачник. Его затмил Спонтини. Не Бетховен, не Моцарт, а Спонтини.

Но всё не так просто. Этьену Мегюлю действительно не очень повезло, но скорее не при жизни, а после смерти. При жизни он был влиятелен и знаменит. Хотя цензуре тоже подвергался. Но эта цензура не была очень жёсткой (правда, оперу Мегюля «Адриан, император Рима» из-за якобы монархического либретто в революционной Франции в 1792 году на несколько лет запретили).

Имя  Мегюля действительно постепенно было вытеснено на периферию коллективной памяти. Он оказался во втором-третьем ряду композиторов. Их имена упоминались в соответствующих разделах учебников. Любители и профессионалы знали, что они жили и творили, но слушать их музыку теперь вроде как было необязательно.  При этом музыка Мегюля хуже от этого не стала.

То ли тридцать пять, то ли сорок пять его опер («Злой человек», «Эф­ро­си­на, или На­ка­зан­ный ти­ран», «Адриан», «Иосиф в Египте», «Стратоника», «Уталь», «Охота молодого Генриха», «Вы­ду­ман­ный клад», «Мо­ло­дой Ген­рих IV», «Арио­дант», «Го­ра­ций Кок­лес» и др.) большей частью обречены на существование только в нотных библиотеках. Но есть ещё его симфонии и сонаты для фортепиано. 

ХондзинскийОдну из таких симфоний - Симфонию №1 соль минор - выбрал для псковского концерта Николай Хондзинский. Ею пятничный концерт Губернаторского симфонического оркестра Псковской области открылся. Звучала ли эта музыка когда-нибудь в нашем городе? Скорее всего, нет.

Теперь пробел заполнен.

С музыкой Мегюля всё не так просто ещё и по той причине, что творческий расцвет композитора пришёлся на переходную эпоху. Революция случилась не только в общественно-политической жизни, но и в музыке. И Мегюль к этому руку определённо приложил. И дело здесь совсем не в самом известном его произведении - революционной песне Le Chant du Depart («Походная песнь») на стихи Андре Шенье (революционера Шенье казнили другие революционеры  в том же самом 1794 году, в котором появилась песнь Мегюля).

Революционной является, к примеру, та же Симфония № 1.

Псковский концерт, между прочим, проходил под знаком ХVIII века. Лица Мегюля, Моцарта и Глюка были изящно вписаны в римские цифры на заднике сцены. ХVIII век упоминался на концерте не раз. Но Симфония №1 - это совсем не ХVIII век. Премьера состоялась в 1808 году.

Одно дело - музыка Глюка, прозвучавшая во втором отделении.  Там действительно классический ХVIII век - «Танцы блаженных теней» и «Танцы фурий» из оперы «Орфей и Эвридика».

Глюк был не оперный революционер, а оперный реформатор, повлиявший, в том числе, и на Мегюля.

А вот на кого повлиял сам Мегюль?Анна Зильберборд

Если «Танцы блаженных теней» - это музыка потусторонняя, неземная, то Симфония №1 - самая что ни на есть земная. Она сочинена человеком, слышавшим ритм, который отбивала беспощадная гильотина. Это уже ранний романтизм.

Тот, кто дослушал Симфонию №1 до конца - не мог не уловить нечто знакомое. Для этого не обязательно углубляться в тексты музыковедов («Первая симфония Мегюля отличается диссонирующим и агрессивным настроением, и её сравнивают с Симфонией № 5 Бетховена»).

Бетховена в интервью незадолго до концерта упомянул и Николай Хондзинский: «Изучение музыки Мегюля помогает нам глубже осознать симфонический гений Бетховена».

Верно и другое направление мысли: изучение музыки Бетховена помогает нам глубже осознать симфонический талант Мегюля. Неспроста же Симфонию №1 Мегюля сравнивают именно с Симфонией № 5 Бетховена.  Дело не только в «агрессивном настроении», но и в самих мелодиях. Переклички начала бетховенской симфонии с четвёртой частью симфонии Мегюля очевидны.

Премьера Симфонии № 5 Бетховена (тогда она называлась № 6) состоялась в самом конце  1808 года - 22 декабря. Премьера Симфонии № 1 Мегюля была несколько раньше - но в том же 1808 году. Автор «Севильского цирюльника» Россини тоже, судя по всему, Симфонию № 1 Мегюля  слушал внимательно и сделал определённые выводы.

Симфония переполнена музыкальными идеями. Мегюль был щедр - и не только в четвёртой части. Псковская публика активно аплодировала - в том числе между частями (отвыкла от концертов?). Половина Большого зала была заполнена. Если бы не пандемийные ограничения, мог бы случиться аншлаг.

Во втором отделении в центре внимания была юная скрипачка из Петербурга Анна Зильберборд.

Если Симфонию № 1 Мегюля  в наше время исполняют очень редко и ещё реже записывают, то с самым известным Концертом для скрипки Моцарта (Концертом для скрипки с оркестром №5) долгое время вообще никто знаком не был. Не даром же неофициальным девизом этого Концерта является древнее латинское высказывание Per aspera ad astra (через тернии к звёздам). Звёзды по-настоящему зажглись только в начале ХХ века. Только тогда эту музыку распознали. И теперь этот «Турецкий концерт» признан вершиной скрипичного творчества Моцарта.

Вершины, как известно, покоряются не всем. В истории псковского оркестра раньше несколько раз случалось, когда слишком знаменитые произведения не покорялись. Но этот музыкальный вечер не должен был разочаровать. Анне Зильберборд аплодировали совсем не из вежливости.  Да и оркестр испытание выдержал. Тучи не сгустились и звёзд не заслонили.

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий