Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Сахаровские разночтения

СахаровНакануне столетия академика Андрея Сахарова на русском языке появилось несколько публикаций о том, «кем он был на самом деле». По утверждению авторов, в семидесятые годы Сахаров «опубликовал приветственное письмо чилийскому диктатору Пиночету», а в начале шестидесятых «разработал план "смытия" Америки с лица земли, призывая уничтожить США с помощью ядерных торпед и искусственного цунами».

Таким образом, настаивают авторы статей, Сахаров был не гуманист, а идеолог массового насилия. Кроме того, они же рассказывают, что никакую водородную бомбу Сахаров не создавал, а якобы присвоил чужое изобретение.

«Сахаров отрицал, что симпатизирует хунте Пиночета»

Всем трём обвинениям много лет. И это означает, что есть возможность разобраться, как всё обстояло на самом деле. По этой теме высказывались не только противники Сахарова. Существует достаточное количество доступных источников, чтобы понять, кем был знаменитый нобелевский лауреат.

Проще всего разобраться с так называемым «приветственным письмом Пиночету». Приветственного письма не было.

Зато было письмо лидеру чилийской хунты генерал-капитану Аугусто Пиночету, подписанное тремя советскими гражданами: Андреем Сахаровым, Александром Галичем и Владимиром Максимовым. Оно было в защиту чилийского поэта и коммуниста Пабло Неруды. Смертельно больной Неруда после переворота находился под домашним арестом. Через четыре дня после публикации этого письма 69-летний Неруда умрёт.

«Письмо имело своей целью как-то смягчить трагическую обстановку в этой стране и отражало наше искреннее уважение к Неруде и беспокойство за его судьбу, - позднее объяснял Сахаров. - Письмо было составлено в обычных вежливых выражениях со ссылкой на "объявленную вами (т. е. новой администрацией Чили) эпоху возрождения и консолидации Чили". По контекстуСахаров было ясно, что авторы письма приводили заверения новой администрации для формального подкрепления своей просьбы и в качестве формулы вежливости, не присоединяясь к этим заверениям по существу и не давая своей оценки положения в Чили и намерений администрации. Однако в советской и просоветской прессе приведённые слова письма недобросовестно цитировались вне контекста как якобы доказательство того, что я поддерживаю и восхваляю "кровавый режим Пиночета". Это нечестное обвинение широко использовалось в 1973 году и много потом, вплоть до самого последнего времени, - очевидно, по отсутствию аргументов для дискуссии со мной по существу...»

Мы сейчас - в 2021 году - словно бы снова вернулись в сентябрь 1973 года, когда в СССР развернулась кампания против академика Сахарова. Проще говоря - травля, в которой приняли участие самые знаменитые советские учёные, артисты, композиторы, писатели.

Письмо в защиту Неруды было преподнесено как публичная поддержка Пиночета: «18 сентября 1973 академик Сахаров подписал письмо генералу Пиночету, где назвал его приход к власти "эпохой возрождения и консолидации"». Так это тогда преподносилось в СССР.

Письмо, действительно, было составлено таким образом, что позволило противникам Сахарова использовать несколько слов против одного из авторов. Об этом можно было догадаться заранее. «Я передал заявление о Неруде через Кирилла Хенкина, еврея-отказника, умного и много повидавшего на своём веку человека, - рассказывал Андрей Сахаров. - Хенкин, по согласованию со мной, несколько смягчил последнюю, "опасную" формулировку. Но этого оказалось недостаточно (кажется, в это время корреспондентам уже был передан первоначальный текст)».

Вот та самая «опасная» формулировка из обращения к Пиночету: «Мы призываем Вас исполнить обязанности, соответствующие занимаемому Вами положению, и гарантировать свободу и безопасность Вашему выдающемуся гражданину... Человечность и великодушие с Вашей стороны к одному из лучших Ваших сограждан, без сомнения, способствовали бы нормализации и ослаблению напряжённости как в вашей стране, так и во всем мире... Насильственная смерть этого великого человека омрачит на долгие времена объявленную Вами эпоху возрождения и консолидации Чили».

СахаровПоследние две строки были интерпретированы как безусловная поддержка чилийской хунты. Якобы Сахаров горячо приветствовал Пиночета (Галича и Максимова советские пропагандисты вообще предпочли в тот раз не упоминать). Так появился миф о том, что Сахаров считает, что с приходом к власти к власти генерала-путчиста Пиночета началась эпоха  возрождения и консолидации Чили.

Но и это ещё не всё. По-видимому, пропагандистам и чекистам было понятно, что одного такого письма недостаточно. Раздобыть его можно - особенно в наше время. А если его прочесть, то становится ясно, что Сахаров не поддерживал Пиночета, а защищал от Пиночета Неруду.

И вот тогда появилось продолжение той же кампании по дискредитации Сахарова. Для этого были использованы как сотрудники КГБ, так и диссиденты - такие как Рой Медведев (его Максимов и другие заподозрили в сотрудничестве с КГБ). Сторонники Сахарова написали даже «Открытое письмо братьям Медведевым» с вечно актуальными вопросами современности, а именно: «с кем вы?» и «на кого вы работаете?».

Сам Рой Медведев о том эпизоде написал так: «Неожиданный отклик в среде диссидентов получил и военный переворот в Чили, в результате которого часть коммунистов и социалистов там была физически уничтожена, а к власти пришёл Аугусто Пиночет. Некоторые из наиболее радикально настроенных правозащитников-западников говорили между собой, что только так, как в Чили, и надо поступать с коммунистами. А.Д.Сахаров не испытывал симпатий к Пиночету, но после ареста в Чили нобелевского лауреата поэта и коммуниста Пабло Неруды, Сахаров вместе с несколькими другими диссидентами направил Пиночету телеграмму, текст которой я считал ошибочным. В телеграмме встречалась фраза о том, что расправа над Пабло Нерудой неизбежно бросит тень на "объявленную Вами (т.е. Пиночетом) эпоху возрождения и консолидации Чили". Вырванная из контекста, фраза создавала впечатление симпатий к пиночетовскому режиму. В советской печати телеграмма спровоцировала резкую кампанию против А.Д.Сахарова и других диссидентов...»

В дело была пущена прослушка, сделанная КГБ. Её подлинность доказать нельзя. Но высказывание, которое сделал (или не сделал) Сахаров, опубликовано в разных статьях и книгах. Обычно пишут, что в частном разговоре Сахарова с писателем Виктором Некрасовым опальный академик всё же поддержал чилийскую хунту. Но что такое «частный разговор»? Некрасов, вроде бы, ни о чём подобном не вспоминал - как и Сахаров. Свидетелей не было, зато, возможно, имелся жучок. В итоге мы можем прочесть некое высказывание.

Вот как это преподносится в книге «Свобода в СССР Диссиденты, неформалы и свобода в СССР» Александра Шубина:

«Диссиденты включились в международные игры, не имея опыта, и нередко "подставлялись"... Разразился новый скандал. Публично Сахаров отрицал, что симпатизирует хунте Пиночета, но в беседе с В. Некрасовым академик признался: "В этом письме я её не защищал. Я защищаю её за этим столом. Хунта - это корниловский мятеж, только удавшийся. Если бы Корнилов победил, то он расстрелял бы 500 большевиков... Или 10 тысяч, и спас бы 40 миллионов, которых погубили большевики. Корниловский мятеж, к сожалению, не удался". Эта подслушанная КГБ беседа показывает, как далеко вправо зашла эволюция академика».

У Шубина нет сомнений, что слова Сахарова - подлинные. Но Шубин - не совсем историк. Он ещё и политик (в разное время - анархо-синдикалист, сопредседатель Партии Зелёных, член Штаба федерального конвента Пиратской партии России). Сахаров, в конце восьмидесятых годов вступивший в союз с Борисом Ельциным, для него явно не единомышленник.  Мы знаем, как КГБ обошлось с открытым письмом к Пиночету. Можно только представить, как можно было обработать кухонную запись разговора Некрасова с Сахаровым - если она вообще была.

Хотя сама мысль о спасителе-Корнилове как альтернативе Ленина и Троцкого среди диссидентов правых убеждений, разумеется, высказывалась не раз. Более того, идея убивать коммунистов во имя спасения человечества где угодно - во Вьетнаме, Чили и в других местах - тоже была не нова. В последующие годы об этом говорили публично. Достаточно вспомнить, какими словами восхваляли пиночетовский режим некоторые наши «прогрессивные» публицисты и политики на рубеже восьмидесятых-девяностых.

Но Сахарова трудно отнести к крайне правым. Александр Шубин не сомневается в подлинности разговора Некрасова с Сахаровым, ссылаясь на издание «Кремлевский самосуд. Секретные документы Политбюро...» - на страницу 338. Но человеку, называющему себя историком, хорошо бы помнить, что не всё, что было зафиксировано в секретных документах Политбюро,  имело отношение к действительности.

«Был шокирован "людоедским" характером проекта»Сах

Теперь о предложении смыть с лица земли Америку. Идея «смыть США с лица земли» с помощью Царь-бомбы появилась не в голове Сахарова и задолго до шестидесятых годов. В феврале 1956 года по указанию министра Среднего машиностроения СССР Вячеслава Малышева Сахаров и его коллеги дали оценку «параметров изделий мощностью в 150 мегатонн». Подробности можно прочесть на сайте Сахаровского центра в статье Геннадия Горелика «Загадки людоедской торпеды», впервые опубликованной в газете «Троицкий мост».

О тех событиях Сахаров позднее вспоминал: «Контр-адмирал [Пётр] Фомин (в прошлом - боевой командир, кажется Герой Советского Союза)... был шокирован "людоедским" характером проекта и заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооружённым противником в открытом бою и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве». Итак, план принадлежал не Сахарову. Он, скорее, выступал в роли эксперта. Причём люди позднее узнали об этом эпизоде как раз от самого Сахарова. Узнали и интерпретировали по-своему. И теперь уже несколько десятилетий противники Сахарова говорят о нём как об авторе «людоедского проекта».

СахаровЭто, впрочем, не значит, что Сахаров в пятидесятые годы был гуманистом. Он сам о себе рассказывал, что пребывал в середине пятидесятых во многом в выдуманной реальности («Создавал иллюзорный мир себе в оправдание») и пришёл к своим мирным правозащитным идеям не сразу. «Мне потребовались годы, чтобы понять и почувствовать, как много в [советских] понятиях подмены, спекуляции, обмана, несоответствия реальности, - писал Андрей Сахаров. - Сначала я считал, несмотря ни на что, вопреки тому, что видел в жизни, что советское государство - это прорыв в будущее, некий (хотя ещё несовершенный) прообраз для всех стран...»

«Я считаю необходимым детальное обсуждение проекта тов. Лаврентьева»

Теперь коротко об обвинении Сахарова в присвоении чужого изобретения. Коротко - потому что для этого надо писать отдельную статью. Тем более что она будет посвящена Олегу Лаврентьеву - уроженцу Пскова и почётному гражданину Пскова. В последние десятилетия несколько раз публично на разным псковских мероприятиях - на презентации одного из журналов, на заседании городской думы Пскова и в других местах звучало, что настоящим изобретателем водородной бомбы является выпускник псковской школы № 2 доктор физико-математических наук Олег Лаврентьев. По версии сторонников Лаврентьева, именно он предложил способ синтеза водорода, «являвшийся ключом открывающий доступ к воплощению на практике водородной бомбы».

В июле1950 года служивший на Сахалине Лаврентьев отослал секретной почтой свои первые разработки в отдел тяжёлого машиностроения ЦК. В том письме он предлагал устройство водородной бомбы на основе дейтерида лития. Рецензентом обеих частей работы Лаврентьева стал Сахаров. Его отзыв был положительный: «Я считаю необходимым детальное обсуждение проекта тов. Лаврентьева. Независимо от результатов обсуждения необходимо уже сейчас отметить творческую инициативу автора...»

Всё, что касается ядерной физики, долгое время было засекречено, а многое секретно до сих пор. По этой причине о многом мы узнаём с большим запозданием. И всё же в 2001 году в журнале «Успехи физических наук» завеса тайны была приоткрыта. Из тех рассекреченных документов понятно, что письмо с Сахалина Лаврентьев отправил в июле 1950 года, а первый сахаровский отчёт об исследовании дейтерида лития в качестве материала водородной бомбы датирован 2 декабря 1948 года.

И всё же Лаврентьев во второй части своей работы сделал важное открытие, инициировав работы по управляемому термоядерному синтезу. Так что о Лаврентьеве забывать тоже не следует. Однако Сахаров начал раньше и зашёл дальше. Да и вообще, подобные открытия - это не изобретение одного человека, а коллективное многолетнее творчество. В любом случае, из того, что мы знаем, трудно сделать вывод, что Сахаров у Лаврентьева что-то украл. Трудно, но если вы ненавидите Сахарова, то это сделать легче лёгкого.

«Я не верю в естественность смерти Сахарова»Сахаров

Сахаров остался бы в ряду больших советских учёных - героев социалистического труда, но в какой-то момент он остановился. Он так долго принимал участие в создании смертельного оружия, что стал понимать о жизни больше многих других. Ему стало понятно, что защищать мир с помощью смертоносного оружия массового поражения - довольно опасная затея. Грань между миром и войной незаметно стирается.

Сахаров один из немногих, кто решился изменить свою благополучную жизнь и опубликовал новые воззрения. Он не мог не понимать, что бросается в пекло. Ещё недавно его защищала вся советская система. Она одаривала его наградами и привилегиями. И вдруг всё изменилось.

Сахаров превратился в изгоя, рассуждающего о мире, прогрессе и правах человека (его нобелевская лекция 1975 года так и будет называться «Мир. Прогресс. Права человека»). Важно было это триединство. Мира и прогресса было, по мнению Сахарова, недостаточно. Однако именно права человека в СССР воспринимались руководством как покушение на основы режима. И это было верно. Соблюдать права человека советское государство не умело и не хотело. Таким образом, Сахаров превратился для СССР в одного из главных врагов. Его, в отличие от Солженицына, нельзя было даже за границу вышвырнуть - из-за секретности его профессии.

Сахаров слишком много знал. Причём речь не только о физике. Андрей Сахаров знал о правах человека то, что советское руководство знать не хотело.

Во многом развал СССР, который, между прочим, Сахаров хотел предотвратить, произошёл из-за того, что в государстве не было того самого триединства. Какие права человека? Мир, конечно, это хорошо. Советское руководство любило миролюбивую риторику, но при всяком удобном случае ввязывалось в военные авантюры. Так началась афганская война...

С прогрессом в СССР тоже всё обстояло непросто. С одной стороны, освоение космоса, эпоха НТР... Но, как оказалось, права человека - это не только свобода слова, свобода передвижения и т.п. Это ещё и элементарные права, связанные с достойным питанием, одеждой, доступной и качественной бытовой техникой... СССР во многом «сломался» из-за того, что о людях и их быте думали меньше, чем следовало.

Идеи Сахарова в позднем СССР оказались актуальны как никогда (в 1975 году нобелевскую премию он получил «за бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между народами и за мужественную борьбу со злоупотреблениями властью и любыми формами подавления человеческого достоинства»). Сахаров по-прежнему настаивал, что прогресс возможен и безопасен лишь под контролем разума. Однако именно с разумом у человечества, в том числе и в Советском Союзе, возникли существенные проблемы. Об этом мы можем судить и по современным событиям. Разумные поступки несвойственны многим главам государств.

А потом академик Сахаров внезапно умер. Он был немолод и болен. Так что подозрений, что его убили,  почти не возникло. И всё же некоторые его коллеги по Межрегиональной группе были уверены: смерть его не случайна.

«Я не верю в естественность смерти Сахарова - слишком она была неожиданной и очень кстати для его политических противников, - говорил Анатолий Собчак. - Напомню, что на двадцатые числа декабря была намечена общесоюзная стачка шахтеров, которая сильно беспокоила власти, а Сахаров был одним из инициаторов и вдохновителей этого выступления. Кстати сказать, после смерти Сахарова эта акция прошла практически незаметной. Сахаров умер (точнее - погиб) накануне Второго съезда народных депутатов, на котором коммунисты готовились взять реванш у демократической оппозиции за поражение на СахаровПервом съезде. Естественно, что смерть Сахарова существенно ослабила позиции демократических сил, чем и воспользовалась правящая номенклатура...»

Доказательств прямого убийства, кажется, нет. Так что это только догадки. Хотя Сахарова точно убивали - во время ссылки в Горький, во время публичной травли... Это, несомненно, сократило его жизнь. Но он знал, на что шёл. Перед его глазами были ещё более трагические примеры. Несогласных людей сажали в психушки, ломали на допросах и заставляли публично каяться и доносить на других, убивали или калечили...

А после смерти Сахарова началась очень странная пора. Новые власти стали превращать академика Сахарова в своего союзника. Принялись устанавливать памятники, создавать прославляющие его телепередачи, праздновать юбилеи... И одновременно с этим прогресс был отключён от разума, а права человека заняли то же место, что и в советские времена до перестройки.

Высшие российские чиновники, конечно, наговорили много хвалебных слов о Сахарове и открыли несколько памятников и памятных досок. Но брежневский указ о лишении академика всех государственных наград не отменили. Как и не отменили косыгинское постановление о лишении Сахарова званий лауреата Ленинской и Сталинской премий. Он для них всё равно оставался и остаётся предателем.

Наиболее яростные сторонники Сахарова называют его святым, а наиболее яростные противники кричат о его предательстве и связях с ЦРУ. Но он не тот и не другой.Сахаров

Зато есть большинство, которым Сахаров просто непонятен. Они его не то чтобы не любят, а просто не знают. Был какой-то важный человек - то ли друг, то ли враг, то ли герой, то ли перебежчик... Лауреат и орденоносец, вдруг обернувшийся полной противоположностью - как в каком-нибудь древнем мифе.

Это самое непонимающее большинство в конечном итоге всегда склоняется к официальному мнению. К столетнему юбилею Сахарова оно не вполне сформировалось. Пока нет отмашки клеймить Сахарова позором. Но само направление российские власти выбрали давно. Общественно-политические идеи Сахарова этой власти чужды. Они скорее готовы уважать академика за то, что он якобы хотел смыть Америку с лица земли. А вот разум, права человека, мир во всём мире... Такие понятия многим представителям власти чужды и будто бы свидетельствуют о слабости.

***

У Пабло Неруды есть такие строки: «Я видел смерть и в анфас, и в профиль, // поэтому и не умираю, // не умею этого делать...» Научиться не умирать - это сложно. Для этого надо уметь создавать нечто, что запомнят надолго, если не навсегда. В историческом смысле зло запоминается лучше. Однако добрая память мощнее всякой водородной бомбы. «Судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность, - однажды сказал Сахаров. - Я лишь старался быть на уровне собственной судьбы». Старания оправдались. Об этом можно судить хотя бы по тем проклятьям, которые звучат в адрес академика Сахарова до сих пор. Эти бесчувственные и не слишком разумные люди нутром чувствуют, что он им чужой.


 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий