Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Смехов о серьёзном

СмеховВениамин Смехов: "Мы что - с ума сошли? Кому мы поклонялись? Поклонялись Христу, а памятники ставили антихристу?"

Театрального режиссёра Якова Киржнера в Пскове вспоминают не часто. На втором этаже Псковского драмтеатра на музейном стенде в фойе есть его небольшая фотография. Но даже многие местные театралы не вспомнят - кто это?

«Мы с вами будем работать и копать»

Киржнер был главным режиссёром Псковского драмтеатра в 1957-59 годах. В этом году у Якова Киржнера юбилей - сто лет со дня рождения. Псков он покинул в 1959 году, а в июне 2021 года во время авторской программы "Несерьёзная исповедь" на Большой сцене Псковского драмтеатра режиссёра Киржнера с благодарностью упомянул Вениамин Смехов. Оказывается, бывший псковский главный режиссёр сыграл в жизни Смехова важную роль. По словам Смехова, он его "отстоял".

Что это значит - "отстоять"? Подробнее об этом Смехов рассказал в своей новой огромной мемуарной книге "Жизнь в гостях", которую тоже представил в Пскове.

Выпускник Щукинского училища Вениамин Смехов в 1961 году решил начать самостоятельную жизнь подальше от Москвы и родительской опеки, и отправился в Куйбышев. Куйбышевский драматический театр им. Горького был первым его театром, в котором он служил. Любимовский Театр на Таганке был уже потом. И туда же - в Куйбышев - незадолго до этого из Пскова отправился Яков Киржнер. Главрежем в Куйбышеве в то время был Пётр Монастырский, а Киржнер стал вторым режиссёром.

Впечатления о том театре у Смехова остались противоречивые. С одной стороны, самостоятельную жизнь он узнал, но одновременно быстро понял, что куйбышевский театр - "всесоюзный гадюшник, лидер в соревновании по категории интриг". Смехов получил роль спектакле "Океан" (режиссёр Монастырский), но быстро был переведён во второй состав, а вместо него роль молодого человека досталась очень немолодому секретарю партбюро.

И вот здесь на авансцену выходит Яков Киржнер. В книге Смехова этот эпизод описан так: "Встречаю на лестнице режиссёра Якова Марковича Киржнера. Бывший фронтовик, дважды раненый, настоящий мужик - он нравился мне больше, чем скрытныйКиржнер Монастырский. Он улыбается: «Как дела, милый?» - «Да так себе. Пётр Львович говорит, чтобы я посидел у вас в зале и присматривался...» - «Э, чёрта ему с два! Пусть сам к себе присматривается, а мы с вами будем работать и копать. Устраивает?»"

У Киржнера была любопытная биография. Да, он воевал - причём в разведке. Но люди его поколения, в том числе артисты и режиссёры, - многие воевали. Смехов здесь не упоминает, что Киржнер после возвращения с фронта в 1945 - 1947 годах работал в следственных органах Генеральной прокуратуры СССР и параллельно учился на юридическом факультете ЛГУ, закончив его в 1947 году экстерном. А потом вдруг бросил следственную работу и решил поступать в Ленинградский театральный институт. С театром он был связан ещё до войны - ушёл на фронт студентом актерского факультета ГИТИСа имени Луначарского.

Так прокурорский сотрудник в сталинские времена стал театральным режиссёром. В Пскове он в конце пятидесятых годов поставил четыре спектакля: "На дне" М. Горького, "Дядя Ваня" Чехова, "В поисках радости" Розова и "Пушкин" Глобы. А потом отправился с берегов реки Великой на берега реки Волги - в Куйбышев.

В 1961 году разговор на лестнице между Киржнером и Смеховым вылился в первую для молодого артиста театральную роль  в спектакле на производственную тему "Рядом  -человек!" по пьесе Владимира Молько. "Роль Бориса стала моей первой ролью и в Куйбышеве, и вообще в профессиональном театре, - вспоминает Вениамин Смехов. Смешная роль - я веселил всех тем, как по роли пил кефир и он у меня разливался по лицу..."

Спустя шестьдесят лет на сцене псковского театра Вениамин Смехов тоже очень быстро развеселил зрителей - с помощью произведений Саши Чёрного, Игоря Северянина, Ивана Крылова, Владимира Высоцкого, Николая Эрдмана...

В 1961 году роль механизатора Бориса Светлова была замечена, и Яков Киржнер пригласил Смехова в следующий свой спектакль - тоже на главную роль. Это была постановка, во многом противоположная пьесе Молько. В основе спектакля "Опалённые жизнью" - пьеса Джан Паоло Каллегари (одного из основоположников итальянского неореализма и сценариста фильма Роберто Росселини "Стромболи, земля Божья" и вообще сценариста множества известных фильмов - "Триста спартанцев", "Как мы украли атомную бомбу", "Мост вздохов",  режиссёра "Декамерона" и "Понтия Пилата"...) 

 Но осенью 1962 года Смехов решил, что всё - пора возвращаться в Москву.

"Мы едем по городу и радуемся"

До середины десятых годов XXI века Театр на Таганке в Псков приезжал - но без Смехова. А в феврале 2015 года, наконец, на псковскую сцену впервые вышел режиссёр и артист Вениамин Смехов. Это был спектакль Театра на Таганке "Нет лет".

И вот летом 2021 года новый приезд Смехова - на этот раз с новой 800-страничной книгой мемуаров и с программой "Несерьёзная исповедь".*

И всё же было не совсем понятно: бывал ли Смехов в Пскове до 2015 года? Я задал ему этот вопрос.

"Немножко больной вопрос, - ответил он. - Я скажу почему. То, что внешне отражает этот город - это вы сами хорошо знаете. На машине моего друга очень давно была поездка в Петербург через Псков и через Новгород. Большая была поездка. Псков сразу поражает. Он какой-то белоглавый, белокремлёвский... Это очень давнишние впечатления. Но тогда было много разрухи и того, что, как правило, нам дарил так называемый социализм. Та эпоха была принципиально небрежна к нашим домам. Те, кто старше - помнят, что это были за облезшие дома - в том числе и в обеих столицах. И то же самое было в Пскове... Дальше было, действительно, прикосновение более близкое..."

Более близкое прикосновение - это псковский Всероссийский Пушкинский театральный фестиваль. Спектакля "Нет лет" в репертуаре Театра на Таганке уже нет, но мы его здесь помним. В нём было много музыки и ещё больше стихов: "Танки идут по Праге", "Любимая, спи", "Две девочки стоят у края крыши"... А ещё со сцены звучало стихотворение Евгения Евтушенко, начинающее со слов: "Я живу в государстве по имени КАК БЫ, // Где, как это не странно, // нет улицы Кафки..."

Улицы Кафки в России нет, зато есть улицы Путина, Сталина, Кадырова, Уго Чавеса... Евтушенко в 2004 году написал, что "вокруг как бы воры и как бы убийцы"... С того времени зловещего абсурда в России стало намного больше. Как и лицемерия:

Все у нас поголовно за мир,
но бывают порой как бы войны.
В стольких кухоньках - как бы Чечня,
где побоища, словно с врагами,
Сапогами,
ножами кухонными и утюгами.
Наше КАК БЫ - везде,
словно будничное полоумье.
Как бы судьи в суде,
как бы думающие - в Думе...

Отвечая на вопрос о Пскове, Вениамин Смехов сказал: "Я благодарен театру, что мы здесь. Нам повезло с гидом. Мы успели сильно порадоваться... В этой жизни много раз везло, и сегодня тоже. До этого были Казань, Архангельск, Карелия, Нижний Тагил, Екатеринбург... Это было совсем недавно - даже в эпоху коронавируса..."

Упоминая Екатеринбург, Смехов немедленно с благодарностью упомянул ныне опального политика Евгения Ройзмана и "единственный частный музей иконы в Екатеринбурге".

От невьяновской иконы Смехов плавно перешёл к псковским храмам: "Пресветлый образ храмов - православных и старообрядческих - это очень важно. Такие чудеса! Псков - это то, что одушевляет память и наше сегодняшнее свежее удивление - 42 храма в сравнительно небольшом городе, и притяжение верующих людей..."

Но Смехов не был бы Смеховым, если бы не нашёл критических слов, ограничившись лишь словами восхищения. Он стал перечислять то, что увидел в непосредственной близости от псковского театра: "Скромный памятник Кирову, хороший памятник княгине Хельге - Ольге, и большой благодарный памятник человеку,  который просил уничтожить всех священников, всех дьячков! И в благодарность за это стоит его гордый памятник. Это товарищ Ленин. Это несообразие, это наше совместное попустительство, за которое нашему поколению очень сильно должно попасть от следующих поколений. Мы что - с ума сошли? Кому мы поклонялись? Поклонялись Христу, а памятники ставили антихристу? Вы согласны со мной, дорогие мои? А как иначе? Это хроника событий нашей жизни..."

Несообразие здесь, конечно же, есть. Тем более что неподалёку от театра в Пскове памятников Ленину целых два - большой и поменьше (в юности я шутил: "Ленин взрослый и Ленин в детстве"). Но это несообразие схоже с тем, что один из любимых поэтов Вениамина Смехова - Владимир Маяковский. Его творчеству он уделил много времени в "Несерьёзной исповеди" и высказал пожелание вернуться в Псков не с каким-то другим спектаклем, а со спектаклем "Флейта-позвоночник" (по Маяковскому).  

Маяковский - это не только "Флейта-позвоночник", но и поэма "Владимир Ильич Ленин", с подзаголовком: "Российской коммунистической партии посвящаю". Та самая поэма, где сказано: "Я // себя // под Лениным чищу, // чтобы плыть // в революцию дальше..."

Вот советские люди и приплыли...

Поэма Маяковского о Ленине - это тоже своего рода памятник вождю. И он будет побольше памятника Ленину на псковской площади Ленина - возле Псковского кремля: "Ленин // и теперь // живее всех живых. // Наше знанье - // сила // и оружие". Это оружие всё ещё стреляет и может сразить наповал.

Правда, Маяковский опасался, как бы шествия, поклонение вождю и строительство мавзолея не залили приторным елеем "ленинскую простоту".

Не зря опасался. Но залили не только елеем, но и кровью.

У Владимира Маяковского есть стихотворение "Поп", а в нём таки строки:

От бога
    мало прока.
И скучно
     попу
       ежедневно врать,Смехов
что гром
    от Ильи-пророка.
Люди
   летают
      по небесам,
и нет
    ни ангелов,
         ни бе́сов,
а поп
    про ад завирает,
           а сам
не верит
     в него
        ни бельмеса...

Попы не верят в Бога, коммунисты не верят в коммунизм... Так и живём. "Оглядите памятники", - как писал Маяковский. Смехов ещё не знает, что в Псковской области есть не только изваяние Ленину, но  изваяние Сталину.

Нынешний Псков показался Смехову не таким по-советски облезлым, каким он видел его раньше. "Мы едем по городу и радуемся, что персиковым цветом приветствуют нас прелестные дома ХIХ века, - продолжил ответ Вениамин Смехов. - Надо бы подольше пробыть в Пскове. Может быть так и будет. На сегодняшний день это очень достойный город таких людей! Такие глаза, такие походки, такой темпо-ритм - назовём этим театральным словом. Это достоинство очень привлекает, ещё раз подтверждая мысль, что Москва не Россия, а Россия - это то, что раньше называлось глухой провинцией".

"Разноцветные церквушки, пятна лавок и ларьков, // Лента стен, собор и барки... Ах, опять увижу Псков!", - как писал любимый Смеховым Саша Чёрный.

 

*А. Семёнов. Путеводные звёзды. http://www.pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4777 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий