Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Убийственное кино

Чужая фильмЛегко сказать, зачем нужны такие фильмы как «Чужая». Для равновесия.

Кто-то снимает слащаво-ядовитые телевизионные сериалы, а кто-то – подобный «полный метр». Не случайно одним из  слоганов фильма стало выражение: «Никогда на телевидении». Не случайно же один из продюсеров этого убийственного кино - Константин Эрнст. В последнее время он пытается покровительствовать чему-то более жесткому и мрачному (сериал «Школа»). Дух времени пытается уловить?

Это фильм о войне. Не о Великой Отечественной или афганской, или чеченской, а о той, в которой бандиты убивают друг друга.

Впрочем, почему бы не назвать эту войну Великой Отечественной? Или хотя бы гражданской. Воюют-то не единицы, а почти все. И все друг другу чужие.

Когда нынешние режиссеры ставят фильмы о недавних войнах (Афганистан, Чечня), то очень часто непонятно – за что воюют солдаты? Выполняют интернациональный долг, что ли? А когда воюют русские бандиты – все понятно. Война даже не за деньги, а за жизнь. Здесь важно – кто кого первым пристрелит. Зрителю это должно быть ближе.

В «Чужой» кроме бандитов никого и нет. Ни милиционеров, ни обычных мирных граждан (если не считать эпизодической роли мужика на тракторе, везущем сено). Может быть, больше никто другой здесь и не живет?  Русские бандиты самодостаточны. Они как былинные герои. Умирают, но не сдаются. «Кладут головушки».

Это - бесчувственное кино, это – фильм-катастрофа. Причем катастрофично не то, что на экране, а то, что вокруг него. Когда нет чувств на экране, зрители их тоже не проявляют, заменяют рефлексами. Это единственно возможная реакция.

Режиссер Антон Борматов, ухватившись за скандальный текст Владимира Нестеренко, постарался создать свою версию бандитских 90-х, когда еще не весь серьезный криминал попал во власть и приобрел благородные черты. Получилось, на первый взгляд, убедительно. Актеры, по крайней мере, не фальшивят. История рассказана внятно, но все равно остается ощущение того, что это кино – повторение пройденного. Видали российские зрители фильмы и более мрачные («Груз-200», например). Но в них находился более серьезный заряд и отсутствовало постмодернистское заигрывание с западными боевиками.

В «Чужой» же заигрывание есть, также как и пижонство. Правда, оно не такое сильное, как в «Бумере», но от него никуда не деться. Хотя небезнадежным его делает понятная история и узнаваемые типажи. Даже такой посредственный фильм на фоне большинства других российских новинок не кажется второсортным. В этом и есть катастрофа.

ЧУЖАЯ ВОЙНА («Псковская правда – Вече»)

Чужая фильмФильм «Чужая» – пособие о том, как без проблем попасть в морг в качестве трупа.

Похоже, Россия обречена время от времени смотреть подобные фильма. Блатное болото затягивает.

В основу фильма положена книга человека, известного как «Адольфыч». Если верить его неофициальной биографии, Адольфыч вышел из тюрьмы в 2001 году и решил описать то, к чему в 90-е годы имел прямое отношение. Получился очередной текст о бандитах.

Разборки, проститутки, общак и тому подобное… Киевлянина Владимира Адольфыча, взявшего псевдоним «Нестеренко», в последнее время пытаются  представить как гения «типа Достоевского» (место Льва Толстого в русской литературе отводится Захару Прилепину). Но всем литературным классикам – современным и несовременным - необходима киноподдержка. За Адольфыча взялись продюсеры Константин Эрнст и Игорь Толстунов.

Фильм режиссера Антона Борматова - история героической жизни Малыша, Гири, Шустрого и Сопли, которые, с подачи Рашпиля, отправляются в Чехию искать Чужую - сестру киллера Бабая. У Чужой (ее играет Наталья Романычева) есть имя – Анжела. Иными словами – это Ангел смерти. И смерть окружает ее постоянно.

1993 год в России и других республиках бывшего СССР убивали много и с удовольствием. В Пскове, например, в том году на пороге своего дома из автомата застрелили знаменитого Гапона (Волхонова). Нечто подобное происходит и в фильме «Чужая».

Чужая после бойни в цыганском доме спрашивает: «Что там дома?» «Воевали», - отвечают ей. Под войной подразумеваются бандитские разборки. Этот вопрос не потерял актуальности и в 2010 году. Иначе бы «Чужую» не стали выпускать на большой экран. Выросло новое поколение стрелков и еще не вымерло поколение тех, кто с тоской вспоминает «боевые девяностые».

Соединив свой опыт сериального режиссера (сериал «Хиромант») и режиссера клипов (клипы группы Мумий Тролль), Антон Борматов сделал кино, которое при определенных обстоятельствах может стать культовым, отодвинув в сторону «Бумер». Ограничение «лицам, не достигшим 18 дет, вход категорически запрещен» лишь подогревает интерес. По крайней мере,  зрители, пришедшие на премьеру, отнеслись к фильму сочувственно. Во время нецензурных реплик – посмеивались, во время кровопролития и пыток – вздыхали. Хотя вряд ли они обращали внимание на киноцитаты из Ридли Скотта («Чужой») или Квентина Тарантино («Криминальное чтиво»).

Постмодернисткие изыски предназначены для кинокритиков и интеллигентных любителей криминального кровопускания. Большинство же обычных зрителей обратит внимание на сюжет и  «правду жизни». Среди потенциальных поклонников фильма «Чужая» и те, кто сами не прочь взять воровской общак.

Фильм рекомендуется для просмотра тем, кто сидел, сидит или будет сидеть. То есть он предназначен для широкого круга зрителей.

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий