Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Культ безличности. Часть XV

Брежнев(Продолжение. Начало в №№ 45-53, 56-60). В конце семидесятых – начале восьмидесятых годов прошлого века, в самый расцвет пресловутого застоя внезапно среди водителей (особенно грузовых машин) пошла такая мода – выставлять на лобовом стекле небольшую фотографию Сталина. Этакий внезапный сталинский ренессанс. Но так ли он был внезапен? А может, наоборот, закономерен? Попробуем разобраться в этом вопросе. Тем более что без понимания народной психологи политика мертва.

«Имя России – Ленин! Имя России – Сталин!»

Сегодняшние «эффективные собственники» (проще говоря, те, кого Государь назначил любимым олигархом) обожают хаять все советское. Что ещё ждать от них, от бывших комсомольских лидеров. Но странно, когда им подпевает так называемая «демократическая голь» - этим-то что за интерес? Вероятнее всего, тут дело не в идеологии, а просто в отчуждении от народа изрядной части нашей интеллигенции.

В действительности деловые качества и работоспособность советского общества даже в самый застой были на порядок выше, чем современные российские. Да, страна с каждым годом все крепче садилась на нефтегазовую «иглу», да, падала эффективность производства. Но сравнивать тогдашнее время с нынешним – просто нелепо.

Вы мне может, просто не поверите, но в небольшом провинциальном городке, где я живу, в ту пору работали все заводы, а налоговик (с арифмометром) был один, и он всё успевал. Сейчас у нас отгрохали Дворец Налогов (в три этажа над землей, со всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами для чиновников) – и не успевают. Хотя промышленное производство с сельским хозяйством загнулись, и прибыль упала в разы, с подсчетом этих жалких копеек почему-то не справляются навороченные компьютеры.

На город был один нотариус (взяток он, кстати, не брал) – и его одного вполне хватало. Теперь на каждом шагу нотариальные и адвокатские конторы – и у каждой очередь. Хотя численность горожан с советских времен уменьшилась на треть, число кляуз выросло на порядок – грызутся за остатки советского пирога.

Интересно нынче идти по улицам города и вглядываться в лица прохожих. Лица милицейские, лица военные, лица чиновничьи, лица таможенные, и лица бомжей. Лиц рабочих почти не осталось!

Не приведи Бог реального прогресса и экономического роста – ведь сразу полетит вся нынешняя гнилая система управления.

В России, как и во многих странах с негражданским обществом, где социализм симпатичен нациям, он был введен как государственный строй для перехода на более высокую ступень развития общества, как строй ускорения прогресса научно-технического через ускорение прогресса социального. И народ это понял инстинктивно.

Гражданское общество – это союз социальных групп, скрепленный негласным, но действующим договором и действующий в интересах участников этого договора. Гражданское общество имеет целью обеспечение благосостоянием и свободой нынешнее и будущие поколения. Договор этот двойного свойства – писаный и неписаный. Писаный – свод уголовных законов, неписаный – морально-нравственный уровень. Нужно это для борьбы с грядущими опасностями («вызовами», по западной терминологии). В подобном обществе любая аномалия гасится в зародыше – для этого и существует власть как орудие предотвращения.

Гражданское общество всегда связано с правовым государством. Но как понимает у нас советский человек правовое государство? Он знает, что его дурят и дурить будут, но в один прекрасный день придет спаситель – Сталин, царь, гражданская война – и с их помощью маленький человек восстановит попранную справедливость. Потом его снова начнут обманывать, обсчитывать и обвешивать, но добытого хватит на два-три поколения. А после – снова спаситель, и так по кругу.

Традиций гражданского общества в России не сложилось потому, что тут всегда кто-то кого-то побеждал – не было смысла мирно договариваться. А если в СССР и было то, что принято называть гражданским обществом, то это было не властью всего народа, а властью отдельной социальной группы (большевиков), без которой это самое общество просто рассыпалось бы. Проще говоря, русское общество, нутром чуя свою неспособность к западному образу жизни, вручило бразды правления партии Ленина-Сталина, как единственной в ту пору силе, способной его объединить перед лицом мировых вызовов. И идеология тут вовсе не при чем: Ленин до 1917 года и Ленин после него – это два совершенно разных человека. (Достаточно сравнить программы РСДРП и ВКП (б).

Вот этого наши демократы никогда не понимали. Им казалось – стоит только изменить правящую идеологию, и всё пойдет как по маслу. Не получилось…

Гражданское общество – это союз социальных групп в рамках одной нации. Он необходим для противостояния стихиям – уголовной, политической, внешней, рыночной. Да, и рыночной тоже. Общество подобного типа является определённой ступенькой развития, но ни в коем случае не первой ступенькой. Жить в таком обществе, разумеется, удобно и безопасно, но такое право завоевывается столетиями. Это  - фундамент национального строя западных государств. В СССР цивилизация была иная, и национальный строй не мог быть копией западного.
   
В России, как и в иных похожих странах, где социализм симпатичен населению, он был введен как средство ускорения прогресса научно-технического через ускорение прогресса социального. В этом случае при каждом переходе в другую стадию развития общества требовалось его реформирование.

Чем сложнее устроено общество, тем в большей степени оно нуждается в защите, в том числе и от экономической стихии. Запад давно понял это, а идейки рыночного либерализма («За всё надо платить! Везде нужна конкуренция!») подсовывал нам как отраву. В действительности же конкуренция там ведется не между членами их общества, а между странами и даже блоками стран.

(Человек, живущий в перенаселенном бараке, всегда будет работать менее продуктивно, чем человек, живущий в отдельной квартире - при условии, что государству действительно нужна высокая производительность труда. Если не нужна, то и строить жилье незачем!).

Пусть убогий, но социализм в СССР был. Для перехода общества в более высокую стадию нужна была его радикальная реформа, а вовсе не отмена. Госсистема загнивала, права человека не соблюдались – советское общество не могло перескочить в следующую стадию развития – постиндустриальную.

Двигатель прогресса

А там, где общество задерживается в развитии,  начинается застой и депрессия, как при позднем Брежневе; там, где оно регрессирует – начинается распад, как в Российской Федерации. Двигатель прогресса – социализация. Тут и опыт Рузвельта в США, и опыт Гитлера в Германии, и опыт Сталина в России. Цели – разные, суть – одна. Таким образом, эти страны перешли в стадию индустриальных обществ.

Брежневскому обществу недоставало свободы, недоставало рынка и конкуренции – но только в интеллектуальной сфере и сфере услуг. Эти же свободы в промышленности и агропромышленном производстве при невозможности ввоза сырья ведут к несвободе и к возврату рынка элементарных жизненных потребностей, а при наличии сильных конкурентов – и вовсе к аграрно-сырьевой структуре. Так что большевики правильно рассчитали при Сталине свою генеральную линию – госкапитализм в основных сферах экономики. Ничто иное вытянуть Россию в ту пору не могло.

Русская социализация: государственная власть – единственный гарант развития при отсутствии гражданского общества, потому как прогресс нужен нации в целом, но не нужен отдельно взятому индивидууму. Русский социализм – это делегирование «пожирательских» функций государству при одновременном устранении смысла «пожирательства» - в этом залог русских свобод и солидарности. Проще говоря, народ добровольно наделял государство огромными карательными правами, одновременно лишая смысла злоупотребление ими.

Вообще, я бы посоветовал любому политику (если только это настоящий политик, а не нанятая корпосистемой обезьяна) выучить золотое правило русской жизни – либо свободный рынок сырья, а за ним – дичь, глушь, феодализм; либо рынок технологических идей и услуг, за которым – прогресс, реальная демократия, смысл жизни для народа. Обеспечить это одновременно невозможно, как невозможно содержать в одной клетке лис и кур. Идеал сырьевых королей – средневековый султанат, как в странах Персидского залива…

При Брежневе разрыв в зарплате между работниками нефтегазовой сферы и обрабатывающей промышленности составлял двести-триста процентов. В современной России он приблизительно равняется пятистам – семистам, и никакие «рыночные» механизмы не могут его хотя бы уменьшить. Ни о каком «национальном единстве» тут не может быть и речи. И никакими мерами, кроме сталинских, положение исправить невозможно – так думают те, кто голосует за Сталина на «конкурсе» «Имя России». И знаете, в этом что-то есть…*

* Мнение автора не совпадает с мнением редакции


 
 

 

 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий